Магическая Британия зазывает изголодавшихся по миру тётушки Ро игроков, открывая двери в новый, не менее завораживающий мир третьего поколения. Все начинается с окровавленных заголовков газет...
weasley » blishwick » gearhart
lange » macmillan
Мир, в котором вы росли, обращается в прах. Хватит ли у Вас сил противостоять новой угрозе?
дата событий: февраль 2022;
рейтинг игры: NC-17;
первая полоса // объявления от администрации
СЮЖЕТНЫЕ КВЕСТЫ. АКТ ПЕРВЫЙ
гостеваязанятые внешностисписок персонажейправила и faqвакансиимагическая энциклопедиясюжетнеобходимые волшебники
их ищет администрацияшаблон анкеты
Keena Boyard; читать все
Покуда разворачивается обыкновенная лондонская карикатура на удушающую июньскую жару - тот не доходящий до должного уровня аналог, что предполагает спонтанную травлю дождями и располагает подчас весьма впечатляющей свежестью, - Кина Бойард не знает покоя и подолгу на одном месте не засиживается; ей, напирающей на динамику, прозябать в оковах инерции отнюдь не к лицу - куда как соблазнительнее выцепить из Министерства внеочередной процент нагрузки да рвануть с места в карьер, ни о чём, кроме немедленного исполнения и кратчайших путей к осуществлению оного, не задумываясь, ни единой фривольной мысли до себя не допуская.
Вверх страницы
Вниз страницы

the daily prophet: obituary notice

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the daily prophet: obituary notice » marauder's map » необходимые волшебники


необходимые волшебники

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

— заявка на поиск персонажа публикуется в этой теме от вашего профиля, дабы в любое время вы имели доступ к коррекции текста заявки или изменения статуса поисков.
— напоминаем, что при неограниченном количестве заявок, только для двух из них вы можете занять внешности. внимание, внешности считаются занятыми только после того, как вы внесли её в список с указанием уже написанной заявки.
— графическое содержимое может быть представлено четырьмя аватарами размеров сто на сто пикселей, либо же изменено на две gif-анимации стандартных размеров. допускается авторское изображение, как статичное, так и нет, если ширина не превышает 500 px, а высота 400 px.

name surname [eng.]
http://savepic.su/6840543.jpg http://savepic.su/6823135.jpg http://savepic.su/6821087.jpg http://savepic.su/6875358.jpg
fc: внешность

имя фамилия персонажа рус. // чистота крови // социальное положение, занятость персонажа
известные факты о персонаже, значимые мелкие детали личности.

текст вашей заявки


Код:
[align=center][size=14][font=Arial]name surname [eng.][/font][/size]
[img][/img][img][/img][img][/img][img][/img]
[size=10][b]fc:[/b] внешность[/size][/align]
[quote][align=center]имя фамилия персонажа рус. // чистота крови // социальное положение, занятость персонажа[/align]
известные факты о персонаже, значимые мелкие детали личности.[/quote]
[quote]текст вашей заявки[/quote]

0

2

mark wagtail
https://49.media.tumblr.com/bdde7cb1c9947c55087ec222fc384b4a/tumblr_ns5xzy2m6R1qhcfomo8_250.gifhttps://49.media.tumblr.com/f280a11342615375c611e190cf84ff4c/tumblr_ns5xzy2m6R1qhcfomo4_250.gif
fc: colin o'donoghue

марк вогтейл // полукровный волшебник // ведущий музыкального шоу на радио, иногда берет интервью у известных музыкантов
30 лет, сын солиста группы "weird sisters" майрона вогтейла

угрюмый ди-джей волшебной радиостанции, который курит, как паровоз, в жизни не очень-то многословен, но полностью преображается, когда берет в руки гитару или оказывается у микрофона. он является счастливым обладателем приятного неповторимого голоса, который известен всей магической британии и по которому сходит с ума женская половина нашей прекрасной страны. профессионал своего дела, идол, объект для подражания. многие считают, что радио вновь стало популярным именно благодаря его речам с легким налетом ирландского акцента.
марк, к слову, невероятно талантливый музыкант. в более молодые годы даже собрал рок-группу, но фамилия весит на шее, словно камень, который тянет его вниз. он бы и поменял фамилию, но уж больно привык он быть вогтэйлом. а тенью знаменитого отца быть как-то не хочется, тем более с отцом, бросившим мать, отношения с годами стали сложнее. но они уже разговаривают, хоть что-то.
для люси этот человек важен вот почему: когда юная особа заявилась к директору радио с табелем неплохих оценок и отметкой "была комментаторам матчей", он уже собирался ее отправит на работу, а-ля "приносить кофе известным гостям и ди-джеям". но тут заявился марк. с начальством он немного хамоват, но шеф понимает, что без марка нельзя, потому терпит его выходки. марк как-то заявился в хогвартс на матч и слышал каждое слово рыжеволосой бестии. тогда он кинул люси небрежное "приходи к нам на радио, когда закончишь школу, дорогая", чем навел люси на мысль о будущей профессии. но люси решила, что подобное он говорит всем очаровательным девушкам, а потому решила на собеседовании это не упоминать. но марк упомянул, а потому люси рассказывала о спортивных новостях каждое воскресенье.
влюбленная в музыку, как и марк, люси сейчас ведет утреннее шоу, где часто ставит маггловскую музыку. она прислушивается к своему старшему коллеге, но при этом иногда может с ним поспорить, если искренне верит в свою правоту. упрямство и искренность люси подкупают марка.
к слову, все в полной уверенности, что у марка и люси роман. это не так, но между ними явно что-то есть, а потому скоро слухи могут стать правдой. в принципе, на это развитие событий я и надеюсь.
вполне возможно, что скоро у этих двоих будет совместная передача.

Отредактировано Lucy Weasley (Вт, 5 Янв 2016 14:52:10)

+1

3

mr. cornfoot
http://38.media.tumblr.com/b12738c53dcef2cc88ea08840240d9cc/tumblr_my3yfkxWYP1qdhps7o5_r2_250.gif http://33.media.tumblr.com/d33bce73a142a363eb64eac6268489d4/tumblr_my3yfkxWYP1qdhps7o9_r1_250.gif http://38.media.tumblr.com/f2e599157a7c7f2aa455028126da868a/tumblr_my3yfkxWYP1qdhps7o7_r1_250.gif
fc: luke evans

мистер корнфут // чистокровный волшебник // хит-визард
40 лет, разведён; изрядно матерится, носит очки


Мужчина стоит немного поодаль ото всех и внимательно смотрит вдаль, кажется он совершенно не заинтересован в происходящем. Его взгляд медленно переходит с обветшавшего сарая на заросшую лужайку, после на блеклые лучи солнца, отражающиеся в окне соседского дома, и в последнюю очередь кидает быстрый взгляд на магическое ожерелье рядом с изуродованным трупом. Быстрыми шагами он пересекает небольшой садик и входит на кухню через заднюю дверь, мужчина окликает своего напарника и кивком головы показывает, что им пора идти. Сидя в кабинете, он еще раз просматривает колдографии с мест преступления, листает досье и отчеты экспертов, пытаясь найти связь. Это уже третье убийство за последние две недели, но до сих пор никаких улик и никаких зацепок. Весь отдел хит-визардов буквально стоит на ушах из-за этого дела, а Министерство Магии с каждым днем все больше и больше давит на начальство в ожидании скорой поимки преступника. Они что-то упускают из вида, что-то, что лежит на самой поверхности. Даты, местоположение, жертвы - нигде нет закономерности, но его не покидает чувство, что все эти события взаимосвязаны, и он точно знает, что это чувство никогда его не подводило.
   Мистер Корнфут родился 16 января 1980 года в англо-ирландской семье на самом севере Англии, в городке под названием Гейтсхед. С детства он был тихим и закрытым в себе ребенком, не найдя друзей со схожими интересами в родном городе, мальчик предпочитал проводить время в одиночестве. С поступлением в Хогвартс ситуация не сильно изменилась, вместо активного участия в школьных клубах или походах в Хогсмид, Корнфут оставался допоздна в опустелых залах библиотеки, штудируя книги по Защите от темных искусств и Заклинаниям.
   Не смотря на трудный характер, он состоял в браке и был счастливым отцом крепкого и здорового мальчика. Жена решила уйти от него спустя пять лет совместной жизни, из-за того, что Корнфут начал сильно налегать на выпивку. Первое время, он просто выпивал пару рюмок огневиски для крепкого сна, но после эта зависимость начала выходить из под контроля. Мужчина мог напиться в стельку уже к полудню, и не выходить из этого состояния алкогольного или наркотического опьянения пару дней. В настоящее время Корнфут в завязке чуть более семи лет.
    Корнфут является признанным мастером допросов, нельзя точно сказать, то ли это талант от Бога, то ли он почерпнул эти знания из многочисленных прочитанных им книг, но в этом деле ему нет равных. За пару часов он может выбить признание у любого, при этом не прибегая к действию одного из непростительных заклинаний.
Трудно сказать, как именно они повстречались, наверное, где-то в стенах Министерства. Она разделяет его любовь к сигарам, но терпеть не может выпивку, хотя, был бы это кто-либо другой, она вряд ли была бы настолько снисходительной. Они знакомы уже слишком давно, еще с тех пор, как оба оказались в Министерстве впервые, еще совсем не опытные с горящими глазами и большими перспективами. Наверное, их сблизило то, что они оба отреченные, в каком-то плане, от нормальный жизни, - самые настоящие фанатики своего дела, они оба никогда бы и не подумали променять свой выходной, который конечно лучше тоже посвятить работе, на бесполезные свидания, поиски своей второй половинки. Тем не менее, они оба понимают, что могли бы создать вполне себе неплохой союз, но никто не говорит об этом вслух.
Всё указанное выше — лишь канва. Вы вправе развивать персонажа, как вам угодно, не теряя, вместе с тем, основных сюжетных вех. Для вдохновения рекомендую ознакомиться с книгой Генри Джеймса «Поворот винта», а так же хотя бы с одной из его многочисленных экранизаций. Он видится мне, как достаточно многогранный персонаж. Внешность обсуждаема, на примете был еще Метью Макконахи, ежели что, ну или другой подходящий вариант.

Колдография "Корнфут на задании."

http://38.media.tumblr.com/a63e334a1e4c724486830b8c868c49dc/tumblr_nfxzg8uImR1rs0nr3o2_250.gif http://38.media.tumblr.com/17d3c05aaaabe17411df2e30960a4309/tumblr_nfxzg8uImR1rs0nr3o5_250.gif

Отредактировано Morag McDougal (Пт, 15 Янв 2016 12:44:05)

+2

4

ronald weasley
http://savepic.ru/8235656.gif http://savepic.ru/8239993.gif
http://savepic.ru/8247161.gif http://savepic.ru/8231560.gif
fc: simon baker

рон уизли  // чистокровный // совладелец «Weasleys' Wizard Wheezes»
41 год; женат; периодически получает приглашения в Хогвартс на лекции по маггловедению (часы собственного преподавания переживает стоически, но мучительно)

[придержан до 13.03].

Antimatter – Ghosts
но навскидку скажи: если б был я дворняжкой
в коробке с породистыми щенками,
ты бы все-таки меня выбрала? ©

     Каждому - своя пропасть,
и гиря в одной руке, гиря в другой руке. Вся суть событий сосредотачивается в единой тонкой границе, по которой идет человек, у него - свой исход, свой ад и рай, старательно возведенные каждым действием его, каждым словом, каждой мыслью. И самое страшное - не упасть влево или вправо, где на одной стороне - свет, а на другой - тьма. Самое страшное для человека - идти так всю жизнь, ровно в середине, точно до конца не зная, грешен он или свят.
     Рон идет вперед, точно по этой линии, и гири в его руках, в целом, почти равны. Плюс-минус одно сражение лицом к лицу с зеркалом - когда либо удается уговорить прошлое замолчать, либо приходится сдаться ему целиком. Разительно отличается Рон-победивший от Рона-побежденного: клыкозубая улыбка сменяется ломанной тонкой кривой, а прежде бесовской взгляд пригвождает к земле тяжестью. Рон-побежденный хмур, язвителен и невесел, брехливо скалится на проходящую мимо жизнь - он, распарывающий каждую свою рану (будь то смерть брата, или предательство друга, или, тем более, что когда-то оставил одну ее), несомненно, силен в самокритике - в каждой ошибке умело винит себя - поскребыша, последнего сына, донашивающего после старших братьев не только одежду, но и мечты. Так думает он, Рон-побежденный, и нет силы, что убедит его в обратном.
     Кроме мягкого голоса жены или весомого подзатыльника друга.
     В большинство дней битва с самим собой является партией выигрышной, и Рон становится таким, каким должен быть, каким является на самом деле. Он белозубо улыбается, подставляя огненную шевелюру солнцу - и даже паутинки морщинок в уголках глаз не способны спрятать Рона-подростка, каким он внутри остался. Рон Уизли живет,   
     как может.
     Он не дает обещания, если выполнить их не способен, порой задается, но неизменно берет себя в руки - карма неудачника преследует его со школьной скамьи. Имеет явные проблемы с контролированием гнева. Безотчетно меняется - балагурство, шутовство, неуклюжесть отходят на задний план - когда понимает, что кто-то нуждается в нем. Несет ответственность преданно, порой фанатично. Мастерски владеет техникой самообмана, с остальными честен до бешенства. Если долго молчит - пытается обмануть. Если краснеют уши - обманывает с вероятностью в 110 процентов. Счастлив, что жив. Шесть дней из семи так точно.
(возьми сердце мое как щит)
     За двадцать лет Гермиона и Рон Уизли прошли все стадии принятия неизбежного. После буквального хождения на грани смерти и ликующей победы, приходит осознание того, что все не может быть настолько простым. Они отрицают свою любовь, думая, что чувство, рожденное в битве, после сражения не выживет. Они злятся друг на друга, сталкиваясь лбами в бытовых мелочах, пытаются жить нормальной жизнью - без зависимости друг от друга. Они все еще считают себя друзьями, и даже предпринимают попытку оставаться друзьями вечно, за что зарабатывают насмешливо-всеведущий взгляд Поттера. Пробуя быть с чужими людьми, они понимают, что вот-вот и упустят самое главное. И возвращаются к тому, от чего бежали столь старательно долго - четыре года спустя Рональд Уизли делает предложение Гермионе Грейнджер, и она соглашается. Благополучно (но, вероятно, не безболезненно) пережив этап депрессии, когда жизнь стремительно меняется, а мысли нет, они приходят к полному принятию неизбежного.
     Они принадлежат друг другу.
     И это, на самом деле, не так страшно.

Положив руку на сердце, я уверяю тебя, дорогой читатель - эмоций и историй, их подпитывающих, за кадром осталось много больше, чем ты видишь здесь. Слов с избытком поселилось в моей голове, и я с легкой душой поделюсь ими (как и невероятным вдохновением) с тобой, только приходи. У нас уже есть чудный Поттер, но ведь без тебя, верный Рон, у нас не получится золотого трио, не получится волшебства.
     Обязательно приложи к желанию уверенность в своих силах и пробный пост с любого проекта (и сразу же получишь пример моего письма, ведь можно не сойтись не только характерами).
     Не бойся каноничности, ведь она не страшна, как кажется. Не пугайся ответственности,
     ведь ты точно не будешь один.

+11

5

bartholomew burke

http://s7.uploads.ru/PC6ND.gif  https://49.media.tumblr.com/40104ac1123dc249a4d6b058d06efeaa/tumblr_nna6ylcUhw1uoepp5o6_250.gif
fc: russell crowe

Бартоломью Бёрк // чистокровный волшебник // (со)владелец магазина «Борджин и Бёрк»

Несколько поколений славного семейства Бёрк, связавших судьбу свою с созданием, изготовлением, кражей, выкупом, поиском, перепродажей, легализацией разной степени и рода тёмно-магических артефактов, оставили после себя знатное наследство; ныне покоящиеся в сырой земле предки не оставили своим отпрыскам и возможности самостоятельного выбора будущей профеcсии, она вне зависимости от многочисленных обстоятельств обязана была быть связана с неприметным магазинчиком в Лютном переулке. Все без исключения носители упомянутой фамилии мужеского пола находили своим долгом как-либо содействовать семейному бизнесу, потому-то разыгравшиеся во второй половине двадцатого века в декорациях магической Британии две Магические Войны давали каждому волшебнику, заинтересованному в приумножении богатств своей фамилии, тому посодействовать. Фердинанд, прямой потомок Карактакуса Бёрка, одного из создателей магазина, в чьих руках и находилось управление сей золотоносной жилой в середине девяностых годов прошлого столетия, счёл веcьма логичным и удобным отправить сына своего, Бартоломью, в стан главных его покупателей — Пожирателей Смерти, — где тот должен был решать вопросы, связанные с продукцией, которую распространял «Borgin & Burkes». Будучи совсем ещё юным, по правде сказать, мальчишкой, в чьём сердце ещё не остыл пожар юношеского максимализма, Барт c лёгкостью впитал в себя каждое слово из сказанных ему старшими, даже не подумав поставить их верность под сомнение, а потому воззрения отца и его знакомых стал считать своими. Настоящий юнец, едва закончив Хогвартс, сделал первый ход в игре, которую его сторона не смогла выиграть: всё закончилось смертью тирана, обездоленные, скорбящие и просящие выползли из своих дыр, где крепко-накрепко забаррикадировались к маю девяносто восьмого. Благо, Бартоломью не сумел укрепиться в статусе пожирателя, а отец его умело скрыл имевшиеся следы пособничества, но препоны, создаваемые новой властью, это не уничтожило: мужчина так и не смог сколотить карьеру чиновника, чего раньше хотел, — вышестоящее начальство не желало видеть в числе подчинённых того, кто однозначно содействовал режиму поверженного врага. Всё это предопределило дальнейшую судьбу мистера Бёрка и, как ни странно, уберегло от многих проблем.
В тот период Бартоломью научился многому, слишком многому: понял, что слова Фердинанда «де-юра», конечно, верны и не требуют опровержения, а «де-факта» — отнюдь; осознал, что нигде никогда не стоит надеяться на то, что все проблемы решат за него, а, напротив, надеяться можно только на себя et cet era. Война, в которой он толком-то и не участвовал, и на него повлияла: хорошенько встряхнула и позволила пропустить в развитии этап полу-инфантильного существования, по причине чего к двадцати пяти Бартоломью уже достаточно умудрён опытом, для того, чтобы.
Знакомство с Доротеей Розье является результатом простых случайностей и становится началом конца — конца холостяцкого прозябания. Тея смогла понять его, нашла в себе силы не осуждать — стала той, с кем Барт оказался готов связать свою жизнь. Теперь всё было одно на двоих.
По истечении без малого целых двадцати лет Бартоломью научился совмещать работу держателя лавки, распространяющей полулегальные изделия, и статус буржуа с профессией мужа и отца целого семейства. Находясь уже в зрелом возрасте, он смотрит на прошедшие дни с теплотой и некой досадой — конечно, теперь он знает, что и как можно было исправить. Между тем, неспокойная обстановка в волшебном сообществе — непосредственная угроза в лице материализовавшейся организации, у которой первой целью числится, ни много, ни мало, истребление чистокровных родов — вновь побуждает мужчину обратится к политическому поприщу, на котором доселе он не снискал славы и удачи.

сухо и кратко; пожелания автора:

Я беру на себя смелость предложить канву, в которую сможет вписаться весьма многогранный образ: история — ведь написанное есть действительно всего лишь история, даже только её малая часть — требует живого, настоящего героя, и я молю вас, читатель, попробовать сделать Бартоломью чем-то большим, нежели просто некоторым количеством букв. Будьте уверены, игрой не будете обделены, при том как личной, так и сюжетной (ведь последнее предложение — своеобразный намёк). Не страшитесь сухости моих фраз: мне есть, что рассказать вам о чете Бёрков, но мне непременно нужен тот, кто поделится своими идеями, добавит в написанную мной повесть детали, черты, мелочи. Прошу — заклинаю! — не обделить вниманием, ведь из этого очерка можно будет создать невероятно интересный сказ.
Что до конкретных требований к игроку, так их мало, и все они банальны и известны. Прошу вас о грамотности и понимании, идейности и инициативности, большего мне и не нужно. В силу довольно плотной занятости в реальной жизни буду способна писать лишь по паре постов в течение недели-двух, но мы ведь за красочность и качество, а не скорость, правда? К задержкам максимально лояльна, ибо сама нередко могу растянуть процесс создания текстов; предпочитаю объёмные посты с размышлениями и самокопанием; буквально умоляю вас не пропадать, едва написав анкету. Убедительно прошу прежде всего найти меня (в гостевой или зарегистрировавшись под произвольным ником) и предоставить пример игры — никто не сможет оградить нас от отсутствия банальной возможности «сыграться», — а также задать столько вопросов, сколько возникнет, я буду согласна на изменение многих деталей. А теперь я преданно ожидаю вас.

Отредактировано Dorothée Burke (Сб, 30 Янв 2016 15:55:40)

+6

6

amycus cygnus wenlock
http://31.media.tumblr.com/9afa89cbb14e4f397c204419d6ec5077/tumblr_nkebxyjsFJ1smcqr3o4_250.gifhttp://33.media.tumblr.com/428b56d65cbf266e95801d0f63251729/tumblr_nkebxyjsFJ1smcqr3o7_250.gif
fc: cillian murphy

амикус сигнус венлок // полукровный волшебник // носитель метки «порока», сотрудник отдела тайн
► тридцать шесть лет, родился студеной зимой 1986 года в семье маглорожденной волшебницы и полукровного волшебника; единственный ребенок в семье;
► потерял родителей во второй магической войне; опеку над амикусом взял дед по материнской линии, магл, работающий в ветеринарной клинике;
► окончил слизерин, отлично преуспел в заклинаниях и древних рунах, совершенно не силен в травологии и астраномии;
► в школе были часты конфликты с чистокровными волшебниками, которых на слизерине было большинство, со всей уверенностью можно заявить, что амикус относится к ним с презрением и отвращением;
► вспыльчив и импульсивен, действительно страшен в гневе, если срывается, то остановить его является практически невозможным, опасен своей непредсказуемостью, зато очень быстро отходит; совершенно не прощает предательства, старается по возможности держать все обещания, прямолинейный и зачастую упрямый, ради достижения собственной цели готов на все, презирает лжецов, хотя и самому иногда приходится врать;
► вступил в «порок» потому что считал это правильным решением, да и до сих пор так думает;
► постарался отринуть любые ненужные чувства, будь то сопереживание, вина, нежность, любовь, слабость или сожаление, но в последнее время понимает, что ему становится сложно это контролировать;
► начисто лишен инстинкта самосохранения, потому в огонь и в воду если потребуется, совершенно не думает о последствиях;
► запутан в себе, а после встречи с морин и вовсе лишился какого-либо покоя; плохо спит, часто выходит из себя, совершенно не представляет как правильней поступить;

придержан бессрочно для моря

opium by dead can dance
Человеческое лицо, душа в клочья, у тебя что ни фраза - то сломанный позвоночник, а глаза ледяные, волчьи, объясни же, чего ты хочешь?
Я бежала в Тибет, в горы, видела нищету и голод, ты стоишь молод и раскован, только льется за словом слово, горьким мёдом, кипящим оловом.
Превращалась в чуму, в нежить, собирала дурные травы, но как прежде внутри - скрежет, льдинка Каю всё сердце режет, Герда жаждет цветов и славы, только сцена её не держит.
Но в Тебе не найти края, как и правды не отыскать. Ты показывал как сгорают.
А мне рано ещё сгорать.

© хрустальная марго

Вдох - ноль, шаг - ноль; боль - пронзающие единицы. Если для Морин и есть спасение, то прячется оно где-то за серыми глазами Амикуса, появившегося в ее жизни, возможно, чтобы спасти, а может, если подумать, и для того, чтобы раз и навсегда уничтожить. Мор встречает его, растерзанного собственными мыслями, погрязшего в агонии той жизни, что всецело забирает контроль; раз за разом. Между ними война, между ними огромная бездна, и Мор, с готовностью шагнула бы в нее, пускай Амикус только попросит. Морин совершает свою глупую ошибку, дает приют дикому зверю, дает ему приют в своей голове, а он забирает ее боль. Если для Мор и есть спасение, то вот же оно, в этих серых глазах, наполненных темным огнем, и Морин будет гореть в нем.
Между ними война, разрастающаяся где-то в глубине подсознания. Амикус верным псом падает к ее ногам. Только не гони, не гони. Разве ты не видишь, Морин? Разве ты не чувствуешь? Где-то между ребер пронзительной болью отдает что-то доселе неизвестное, заранее неизученное. Мор собирает его по кусочкам, ищет по закоулкам души не достающие части. Если между ними война, то они не устанут зализывать друг другу раны.
Амикусу снится кровь. Он видит сон, где все в крови, где его руки тонут в красном цвете. Амикусу который день снится ее лицо, залитое алой кровью, ее кровью; глаза, с застывшим ужасом в них. Амикус просыпается среди ночи, в холодном поту, смотрит на свои дрожащие руки и ему мерещится, что грань между сном и реальностью становится вязкой и липкой, растекаясь по ладоням. Морин касается сквозь сон его спины своими холодными пальцами и наваждение исчезает. Все исчезает рядом с ней. Мне бы чуть больше сил, чтобы уйти. Мне бы чуть больше решимости, чтобы тебя спасти. Морин его запретный плод и он прекрасно знает, что находиться рядом с ней опасно. Амикус ищет пути отступления, но он заведомо проиграл эту войну.
Морин стала для Амикуса стеной, о которую он разбивался бессчетное количество раз. Бесконечной попыткой собрать себя заново, но лишь больше разрушая свое естество. Амикус - дикий зверь, запертый в этой клетке. Они один на один. Война с априори известным концом. Морин проникла в самую суть, вытеснила собой все больное, залатала раны, но, сама того не ведая, горела в его грешном огне. А Амикус лишь искал возможность уйти, но продолжал возвращаться побитым псом к ее дверям.
Боги уверены, что этим двоим не выбраться живыми. Кто-то из них погубит другого, даже проживая сотни жизней, Мор приколачивает Амикуса к кресту, а он, в свою очередь, сжигает ее на костре. Бесконечность за бесконечностью, тянущаяся полоса никому ненужных событий. Они сами сплели эти крепкие веревки, которыми привязали друг друга. Так о чем теперь говорить? Где искать виноватых?
Амикус из последних сил старался не утонуть, старался оградить Морин от собственных демонов, все тщетно. Теперь ему придется смотреть, как она в муках, корчась от боли, сгорает в этом огне. В его темном проклятом огне. Спасая его, Мор обрекла себя на верную гибель. Порок не прощает ошибок. Порок сидит в нем, крепко впившись когтями в горячую плоть. Амикус сам «порок».
Сгорая, Морин заберет его душу. И Амикус с готовностью ее отдаст.
Уходя - возвращайся.
Мне быть чуть больше сил, чтобы уйти. Мне бы чуть больше решимости, чтобы спасти тебя. Хватило бы времени все исправить. Я сам обрек тебя на верную смерть. Я вижу это во снах, густая алая кровь, жжет сильней любого яда, пробирается внутрь, отравляя каждую клеточку тела. И только твоя рука возвращает меня обратно. Ты, спасая меня, сама лишь ближе подходишь к краю пропасти.
Между ними война, в которую они заведомо проиграли.

Я из тех людей, кто совершенно не любит писать заявки, потому что каким бы продуманным образ не был в моей голове, передать его именно так, как я вижу, у меня все равно никогда не получится. вот перед вами очередное доказательство.
Амикус задумывался как эдакий безумец, настолько запутанный в себе, что отдался даже малейшей возможности выбраться из всего этого, только совсем не подумав о том, что загоняет своего спасителя в ловушку. Вот он, носитель метки «Порока», который на свою беду связался с чистокровной женщиной, найдя в ней не только свое спасение, но и свою смерть. Он губит ее, прекрасно это осознает, но не может ничего с собой поделать. Она же, в свою очередь, всем сердцем верит, что он вытаскивает ее из пропасти, а не толкает к краю.
Выстрадав свою заявку, я могу лишь просить о том, что даруя жизнь Амикусу, вы не исчезнете без предупреждения, оставив лишь едкое послевкусие обиды. Это, пожалуй, самое главное, о чем я только могу просить.
Так же, в силу того, что я не самым лучшим образом сыгрываюсь с людьми, я попрошу, прежде чем отдать Амикуса в ваши руки, предоставить мне любой ваш недавний пост, просто чтобы понять и не тратить не ваше время, не мое. Я думаю, это не такой уж страшное требование.
При необходимости, я разжую для вас каждую деталь, которую я могла упустить или непонятно изложить. Все что мне нужно, чтобы вы не только подарили Амикусу жизнь, но и развивали его, не зацикливаясь только на этой ветви.
И терпение, боже храни вас, если вы обладаете не дюжим терпением, потому что мое вдохновение не всегда позволяет писать посты раз в неделю и я могу, откровенно говоря, страдать над постом месяц, если не больше.
Вот вроде бы и все. Смиренно ухожу в тень ожидать вашего появления.

немного вдохновения руками вашей покорной слуги

http://funkyimg.com/i/26eCR.gifhttp://funkyimg.com/i/26eCS.gif

+7

7

martyna wrońska

https://45.media.tumblr.com/f7daab5955caa015c9cbcf2eef90163d/tumblr_nnstf282WW1qlbmi0o8_400.gif https://49.media.tumblr.com/111e6025fbdfcbabf4b9d6e8a37a2a47/tumblr_nnstf282WW1qlbmi0o5_400.gif
fc: williams, michelle
iamx — mercy (acoustic)

Мартина Вронская — полукровная волшебница — нейтральна, безучастно разделяет взгляды Ордена Феникса, проходит стажировку в Больнице Святого Мунго под протекторатом мистера Сэвиджа — двадцать два полных года

— Мартина — облечённый плотью варрант конспективной любви темпераментной шотландки, дщери давнего Министра Магии Лоркана МакЛайрда, и отпрыска небезызвестного польского ловца Йозефа Вронского — изобретателя «того самого финта». Вопреки непродолжительности сомнительного союза, сулившего юной Вронской всевозможные психологические травмы, Марта чудесным образом сумела сохранить в себе серафическую духовную безмятежность.
— воспитанием оставшейся без должного родительского внимания Марты занималась бабушка по линии отца — супруга Йозефа — по настоянию невестки переехавшая в малахитовую Шотландию. По достижении совершеннолетия Мартина перебирается в Англию, безмерно скучая по смарагдовому пространству отеческой Каледонии — зверское желание обрести долгожданную самостоятельность оказывается в разы хлёстче.
— успешно сдав выпускные экзамены под покровительством яхонтовых знамён Гриффиндора, Марта, за неимением достаточных средств к существованию, устраивается официанткой в «Дырявый котёл»; по достижении двадцати лет, к собственной исполинской гордости обзаведясь личной однокомнатной квартирой в Хогсмиде, поступает на стажировку в Больницу Святого Мунго.
— в возрасте двадцати девяти лет Бродерик знакомится с Мартой, с коей у Сэвиджа складываются взаимовыгодные расчётливые отношения на постоянной основе. На момент начала две тысячи двадцать второго года Марта не ведает о преступной деятельности Бродерика, слепо веруя в святость его благих намерений.
— возможность в полном объёме ознакомиться с биографией вашего скромного слуги появится после утверждения нашего с вами, кривая вывезет, продолжительного союза, однако энную долю жизнеописания Бродерика, посвященную Мартине, считаю необходимым выложить на всеобщее обозрение для лучшего понимания персонажа.

— читать.

Вишнёвый румянец на щеках разгорячённой cabernet sauvignon Марты обворожительно контрастирует с молочно-белой кукольной кожей юницы; Бродерик увлечённо наблюдает за поблёскивающей в высоком бокале жидкостью цвета бордо. Смущённо улыбаясь под пытливым взглядом мужчины, она запальчиво повествует о прошедшем в привычном Мунго дне, ознаменованном очередной спасённой жизнью; каждодневные подвиги Марты становятся верной обыденностью, и Сэвидж, приходя в их — о ужас! — ставшую общей квартиру после одиннадцати ближе к ночи терпеливо выслушивает её сдобренные чудны́м геройством рассказы. Намедни почавшая отсчитывать свой третий десяток Марта, навещая Сэвиджа с необыкновенной, учитывая непростой нрав оного, частотой, крепко обосновалась в его скромно обставленной, всегда безупречно убранной квартире, вестимо, воспользовавшись одним из исключительных, мужчинам неподвластных и неясных женских умений, заключающимся в способности исподволь заполнить собою всё его существование — так, что ловко обманутый обладатель y-хромосомы безотменно не заметит подвоха. Выстроившиеся разновеликими башенками колбы, сокрывающие свежую душистую воду с превалирующими запахами кориандра и корицы, постепенно замещают собою пахучие зелья непосредственного хозяина жилища, со временем вовсе вытесняя экспериментальные субстанции Сэвиджа. Подобное соседство нисколько не смущает обычно ревностного в отношении собственного порядка Бродерика, отнюдь: он польщен вниманием юной Марты, всегда чуткой и особливо заботливой, с течением времени ставшей для него обязательной составляющей мироздания. Особенно нежных чувств к новоиспечённой сожительнице он не питает, но крепко её уважает, не обижая ни привычным тотальным безразличием, ни оскорбительным мужским невниманием.
Паразитируя в жизни Марты, Бродерик мастерски скрывает от неё происходящие в стенах штаб-квартиры «Порока» деяния, не желая делиться небезопасной информацией с кем-то кроме непосредственных членов организации; помимо прочего, Марта не упускает возможности осудить деятельность инфернального общества, ратуя за человечность во всех её проявлениях. Потеря дивной отдушины в лице Марты сулит Бродерику дежурную череду ненужных срывов, и без того регулярных в моменты своеобразных творческих упадков: после изобретения антидота детищу Лонергана и его придатков Сэвидж проводит в стенах Мунго куда больше времени, в привычном симбиозе с МакФарланами силясь создать нечто ещё более действенное (преднамеренно вырезав  «смертоносный» из лексикона).

— Возьми себя в руки, Агнес, — басовитый глас Фергуса приводит разъярённую МакФарлан в чувство, хотя бесноватый взгляд густо-карих глаз все ещё выжигает ровные окружности на бесстрастном лице Сэвиджа. Еле проникающий в овитую кружевом ночи лабораторию тусклый свет мирно ложится на её дрожащие тонкие плечи, сцепляет костлявые субтильные перста у яремной вены плюющейся ядом женщины. Многочисленные угрозы, всецело посвящённые Марте в силу её предположительной осведомлённости о деятельности «Порока», бестактно ссыпаются к ногам увлечённого собранными часом ранее лечебными травами Бродерика: нежные канареечные цветки бессмертника, вороные ягоды бузины и умерщвлённый корень мандрагоры обращаются в жидкую красочную кашицу в ловких руках Сэвиджа, всё ещё не заинтересованного в безосновательных обвинениях пылкой Агнес. Уместная в рамках сложившихся ещё в школьные годы отношений ревность понятна обоим мужчинам, будучи явлением постыдно очевидным, тем не менее, Агнес всецело непонятым; по окончании семиминутной гневной тирады о бесполезности несчастной Марты в реалиях Сэвиджа, о её несомненной опасности для осуществления всеобщей идеи, Бродерик цепляет женщину тем же равнодушным пустым взглядом, в итоге всё же грозясь расплатой за попытку навредить сожительнице. Поступок, решительно лишённый какого бы то ни было героизма, впрочем, отрезвляет обоих: Агнес, временно смирившись с престранной привязанностью коллеги, возвращается к пролитым в горячечном порыве колбам, Бродерик же уразумевает значение Марты в его бытии. Смущённый, раздосадованный неудобным открытием, Сэвидж решает с бо́льшим усердием взяться за работу, — вернуться к привычному течению жизни — постепенно отдаляясь от всесильной соблазнительницы, пьянящей светлый рассудок.

— Марта — нежелательный элемент в мозаике инициированных Агнес привязанностей, приставленная к Сэвиджу в качестве протеже на двадцать девятом году жизни. Во всякого рода серьёзных отношениях Бродерик не заинтересован, однако наличие Марты — соромная необходимость, с которой мужчина бороться не в силах.
— Бродерик не любит Мартину — хочет, уважает, ценит, однако этого решительно недостаточно для алкающей «чистого и неподдельного» Вронской; Сэвидж, безусловно, зависим от Марты, тем не менее, по истечении срока годности его нужды непрочный тандем развалится. Последующие события я хотел бы обсудить лично, с участием утверждённого на роль игрока.

— персону, подарившую мне Мартину, обязуюсь холить и лелеять, баловать дюжим вниманием и неподдельным платоническим чувством, разумеется, при условии соответствия созданного образа моим зарисовкам, изложенным в заявке. Заклинаю: коли представленный сюжет крепко завладеет вашим вниманием — не жалейте своего времени, аккурат после регистрации предоставьте решительно любой пример вашего письма в личные сообщения, дабы удостовериться в нашей литературной совместимости.
— не понимаю сухости, излишней лаконичности, ограничивающейся тысячей знаков, посему прошу трезво оценивать свои тексты без надежды на авось. Придерживаюсь неспешной, красочной игры, и был бы счастлив разделить свои предпочтения с вами.
— я являюсь категорическим противником упразднения горячо любимой мною мисс Уильямс, коя представляется стопроцентным попаданием в желаемый образ. В качестве доказательств её, совершенно точно, неземного происхождения могу предложить следующие работы неизвестных tumblr-умельцев — один, два, три.
— наличествование у Мартины второго имени остаётся на вашей совести: вектор импонирующей ей культуры вы вольны направить как в земли Восточной Европы, так и в сторону туманного Альбиона — оба исхода оставят меня удовлетворённым.
— моё разбитое потерянными соигроками сердце едва ли перенесёт утрату первенствующего в истории Бродерика персонажа, засим, сердечно прошу, коль скоро возьмётесь за прекрасную Мартину — не вздумайте её оставлять.
— post scriptum: довольно скудельное, невразумительное описание, представленное ниже, компенсируется порядочным фактажом; неупомянутые в заявке нюансы я буду счастлив обсудить посредством личных сообщений опосля вашей регистрации.

Скромное, деликатное звучание гласа Мартины, бесстыдно наполнившее залитую тёплым августовским светом комнату, любовно обволакивает узорчатые стены цвета индиго — месяцем ранее выбранный в совместном искании колер не пришёлся по сердцу предпочитающему безыскусную ясность Сэвиджу, тем не менее, противиться рафинированному вкусу Вронской не представлялось возможным: детская непосредственность Марты исправно оказывалась сильнее всякой аргументации Бродерика, в конечном счёте смирившегося с волей юницы. Повсеместно развешанные сюрреалистические иллюстрации, закованные в безупречные квадраты минималистически серых рам, упрямо излавливают бисные блики, прозрачной солнечной сединой блуждающие в свежем летнем эфире. Мартина, поспешно расставшись с изящными бежевыми лодочками, ненавистными в силу катастрофического неудобства, в той же степени любимыми за непринуждённую элегантность и бесспорную красоту, второпях меняет наряд, из женщины выживающей в принадлежащем мужчинам мире делаясь женщиной беспамятно любящей, изящной в каждом незначительном движении тонких рук. С играющей на устах кокетливой улыбкой и озороватым блеском в глазах, она поспешно преодолевает энное количество оживлённых волшебных улиц, испещрённых россыпью шаловливой ребятни, с нехарактерным для её двадцати двух старческим снисхождением поглядывая на баловство ликующей молодёжи; спустя некоторое время Марта всё же добирается до нужного квартала — обиталища мистера Сэвиджа, ежедень преданно ожидающего её прихода. Подённо потеющие ладони Мартины, её сбивчивое учащённое дыхание выступают очевидным свидетельством излишней привязанности к мужчине, коего Создатель обделил дивной возможностью полноправно называться Человеком, несчастную Марту оставив в чрезвычайно глупом, безвыходном положении одураченной своими же иллюзорными ожиданиями женщины. Обаче Вронская неуклонно посещает Бродерика каждую пятницу, со временем настаивая на развитии их «отношений» — настаивая безмолвно и необыкновенно твёрдо, отменной готовкой и цветущей прелестью убеждая его в безотлагательной необходимости обеспечить Мартину тем, чего у Сэвиджа — не мудрствуя лукаво — попросту нет. Отправив в урну испускающий полупрозрачный смог, наполненный вязкой болотистой субстанцией сосуд, являющийся последним неудачным экспериментом, он, как и прежде, отпирает изрезанную витиеватым природным орнаментом дверь, с нескрываемым удовольствием отмечая: Мартине особенно идёт эта бескорыстная жертвенная влюблённость.

С завитыми во светлые тугие узелки вохлами, подведёнными смольным карандашом глазами — так, чтобы едва заметные стрелки выгодно подчёркивали лукавые очи — Агнес, вызывающе гордая, направляется в сторону Марты, выстукивая по замызганной больничной плитке точно выверенный победный марш. Недрогнувшим плечом едва задевая её облачённую в безукоризненный вечерний туалет фигуру, МакФарлан, демонстративно опустив излишние формальности-извинения, обращается точию к Бродерику, сознательно пренебрегая присутствием в помещении кого-то в той же степени значимого. Зверское желание Агнес разуверить Мартину в святости Сэвиджа рождает непомерное напряжение в сложившемся треугольнике, однако материализовать свои угрозы она нисколько не намеревается: знает — пересечёт точку невозврата. Раздражённый предсказуемо мерзким поведением МакФарлан, с тоскою разгадавший минорное настроение глаз Мартины, Бродерик небрежно бросает сухое прощание, иступлённый, следует за раздосадованной Вронской. Сонмище одиозных вопросов, нещадным полчищем наголову разбивших самообладание бессменно усталого Сэвиджа, бесплотной эссенцией врезается в самое серое вещество, вызывая несносный приступ мигрени; без собственного согласия вовлечённый в сатанинские игрища в песок ссыпающихся Мойр, Бродерик неизменно теряется в решительно непонятной терминологии эмоций, сверх меры ведомой Мартине. Минуя период ремиссии хронической бессонницы, объясняя возобновившиеся тревожные настроения созданными Мартиной прецедентами, он стервенеет, очертя голову разбивая любимые, расцвеченные спелой синью вазы Вронской — получает болезненную затрещину — одну из многочисленных свидетельств собственной неполноценности, составляющую пропащего будущего обоих.

Отредактировано Broderick Savage (Сб, 27 Фев 2016 18:33:05)

+8

8

ginevra molly potter
https://49.media.tumblr.com/55015596bbaf9841459dabb407169ecd/tumblr_nlh1lyBh0S1u40ih6o7_250.gifhttps://45.media.tumblr.com/5822429eac7a0468d544e9563daa0d75/tumblr_nlh1lyBh0S1u40ih6o4_250.gif
fc: julianne moore

джиневра молли поттер ( уизли по матери), сорок полных лет // чистокровная волшебница, ранее именуемая как предательница крови // всей душой своей на распашку джиневра предана орену феникса, какими бы не были их идеи теперь, спустя десятилетия; предана как пес верный квиддичу и национальной сборной англии, где занимает место охотника; частично занята в ежедневном пророке, числясь как внешний сотрудник, однако, работу эту любит не менее, чем все прочее, чем занимается с энтузиазмом, азартом и страстью

►крупные локоны цвета  колосьев пожелтевших разметались по белым подушкам будто бы цветы, что нежный любовник раскинул для своей дивы. она смеется лучистым смехом, который отливается в голове перезвоном миллионов колокольчиков, звонящих по счастью. смотрит на него глазами синими и видит мужчину, подарившего им обоим счастье. она - женщина, которая живет азартом, окунаясь в дела житейские с таким энтузиазмом, будто бы от ее действий зависит слишком многое. натура творческая и игривая, джиневра делает все не потому что нужно, но потому, что она жить не будет без постоянного действия. и каждый раз, когда по кухне порхает как пташка в своей вымытой до блеска обители, он со смехом в карих глазах видит в ней уменьшенную копию той прелестной женщины, что когда-то, долгих тридцать лет назад узрела в нем не будущего героя, но просто заблудшего, испуганного ребенка.
► сидящая в метле крепко, будто бы не женщина вовсе, но профессиональный игрок. И если начала что либо, то будет бить до конца в стену, пока не проломит, брешь не пробьёт. Джиневра не привыкла идти на попятную, выращенная в семье из шести мужчин, она твердо уверена в том, что победу нужно добывать себе любой ценой, даже, если придется тренировать свое тело и душу на износ, вырывая с корнем неумение.
►единственная, кто в океане из недоверия, депрессии и жажды одиночества так и не опустила руки, снова и снова заставляя многочисленное семейство собираться за круглым дубовым столом в небольшой кухоньке Норы, где стены завешены домашней утварью, а тарелки заведены на самоочищение(читай самоуничтожение). Не бросившая на произвол судьбы всех тех, чьи потемневшие как домашнее серебро души вдруг стали чужды к чувствам благородным и греющим изнутри не хуже хорошего алкоголя. Она сумела не дать пасть близким в омут душевного помешательства, день ото дня вырывая их своими девичьими ручками из мрака безделья.
►Идеальная женщина для того, чьи мысли были заняты страстной жаждой окружить себя семьей. Она сумела окутать его дымчатыми тканями, что были сплетены из любви, заботы и абсолютной преданности, усомниться в коей не смог бы никто. Эмоциональная и живая в жизни настоящей, прикрытой простынями культурности и праведности, в моменты, когда ночь опускает свои широкие ладони на мир, Джиневра Поттер расцветает бутонами женщины игривой и раскрепощенной, что готова дарить свою страсть и раскованность тому единственному, кто дал ей клятву беречь, любить и лелеять из года в год, до скончания их веков.
►Однако же, она не Молли Уизли, чьи золотые годы супружеской жизни были положены на воспитание детей и усовершенствование своих кулинарных способностей. Как женщина, прошедшая сквозь слишком многое, Джиневра не дает себе усохнуть, будто забытый на каминной полке гербарий. Она живет своей жизнью, отдельно от знаменитого успешного мужа, строит карьеру, пишет статьи, разрешает себе порой расслабиться в компании сотрудников, что не прочь устроить маленький праздник. Женщина она смелая и гордая, не идущая на поводу сплетен и язвительный комментариев, что рисуют ее как ту, что не умеет уследить за собственным семейством, слишком страстно мчась в погоне за карьерой.
►Джиневра жизни не представляет без семейный мероприятий, когда в их вместительном доме собираются все члены многочисленного семейства. Она может дни на пролет стоять у плиты в компании матери и невестки, рассказывая без умолку о происходящем в мире за пределами дома, потому что ведь кто может быть ближе, чем женщины, что разделили с ней участь матери, жены и соратницы, когда нужно было отбросить в сторону страх и сражаться с полной отдачей, не думая о последствиях, о тех кошмарах, что после еще долго разрывали душу и голову на осколки, в ночи не давая сомкнуть воспаленных глаз.
►Она растекается по его внутреннему миру ярким солнечным светом, проникая сквозь самые потаенные щели, что он замазывал годами, дабы не было больше возможности у прошлого распустить свои ядовитые сети в чужой голове. Она ласковыми словами выхолила и выласкала его израненную душу, ночь к ночи крепко вжимая женские нежные руки в плечи, что покрыты сетью воспоминаний нелестных. Она – та женщина, за которой идешь, не задумываясь о том, что же ждет на развилке. Его Психея, о которой поют баллады, чье имя на устах у всегда влюбленного и страстно желающего мужа.
►Распавшееся в какой-то переломный период древо их непобедимой любви день за днем склеивает своими заботливыми пальцами рыжая бестия, не падшая духом, не разделяющая идею того, что все должно идти своим чередом и не стоит ступать босыми пятками в одну реку, ибо можно окрасить ее оттенками алыми, что будут сочиться сквозь израненные вены. Джиневра никогда не допустит распада их союза, ведь пережили слишком многое, идя плечо к плечу. Терпеливо пропускает мимо себя все никак не рассеивающийся пост военный синдром и верит искреннее, что когда-то он отпустит тот черный мир, которому все еще принадлежит, спустя долгие двадцать лет.

отрывок из анкет

«он мечется по супружеской кровати, сжимая хрупкую руку супруги, а после судорожно всхлипывает и затихает, под нежные слова Джиневры Поттер, которая молит всех Богов мира, чтобы дети не услышали нового приступа паники их Великого отца. Потому что он никогда не простит себе, что дал слабину перед теми, чье уважение важнее всех прочих мнений в мире. Гарри Джеймс Поттер давно перестал быть тем потерянным подростком, чьи слезы не успевали высохнуть на впавших щеках долгие семь лет жизни, которая больше походила на ад. И она готова оберегать все кошмары, что терзают его разломленную и склеенную на новый лад душу, потому что только так они смогли выдержать все невзгоды этой суровой жизни.
Он сидит спиной к ней, вжимаясь широкими мужскими ладонями в лицо, и она точно знает, что он молит ее о молчании. Минуты слабости присущи каждому, но только мужчина, который когда-то победил, не смеет позволить себе столь дорогую роскошь. Когда-то он клялся ей, стоя на коленях, что никто и никогда более не смеет нарушить их покой и сладость семейной жизни. Ее муж сдержал слово, но как дорога оказалась цена этих слов. Он день ото дня бросает себя в самые опасные и горящие точки Магической Британии, навязчиво отлавливая один за одним тех, кто посмел переступить границу нерушимого закона. Абсолютно фанатичный работник, идеальный аврор, но таков ли идеален он как муж? Обещая ей спокойствие он забыл о любви и чувствах, которые медленно утихают в проруби одиночества.
Гарри Поттер каждый день целует детей в макушки и пытается поднять общее настроение дома, пока его красивая жена расставляет на обеденном столе тарелки для завтрака. Он помогает Джеймсу снова завязать правильно галстук, порой расчесывает непослушные рыжие волосы дочери, снова и снова повторяет младшему сыну, что какой бы факультет не выбрала для него шляпа, от этого отец и мать не станут любить его меньше. Идеальный отец. Не скупящийся на лучшие школьные принадлежности и прекрасные мантии, он забывает о том, что помимо детей, счастье семейной жизни строится на взаимопонимании и радости от супружества. Но Гарри Поттер женат на своей работе. Просиживая дни и вечера на пролет в компании фолиантов и перьев, он не успевает исполнять тот долг, которого ждет от него его женщина.»


на самом деле все это сумбурно, размыто и ни в коем случае не раскрывает джиневру поттер. но я и не стремился к тому, чтобы выложить в заявке все маленькие черты и детали, которые в совокупности раскрывают целый мир персонажа. просто знайте, что сию невероятную рыжую королеву я не вижу, как преданную мать семейства, которая годы своей жизни посвятила детям, мужу и готовке. она - редкий алмаз, не ограненный, дикий, не подвластный чужой воле. она - редкий цветок, чей стебель не сломить. неповторимая богиня, которая сумела в одной себе распустить бутоны матери, жены, невероятной любовницы,  преданной своей работе и любимому делу фанатке. Джиневра если делает, то на износ, до последнего, со страстью, с умением отдавать до последней капли, не прося в замен. Однако, не забывайте, что эта барышня не Лили Поттер или Молли Уизли. в ней заложены нотки порочности, стервозности, легкий оттенок эгоизма и самовлюбленности.
не делайте из нее копию ранее указанных женщин.
не делайте ее безвольной и пустой.
сделайте ее насыщенной, такой, чтобы руки тянулись.
а я одарю вас вниманием, любовью, вдохновением и графикой.  однако, попрошу прислать мне ваш пост, так как довольно привередлив к соигроку, а тем более к такому важному персонажу.

+3

9

magnus pucey
http://funkyimg.com/i/26piS.gifhttp://funkyimg.com/i/26piV.gif
fc: garrett hedlund *

сколько звезд ты сожжешь, чтобы сжечь себя до конца?
у тебя нет ни имени, ни лица.
каждый ощутит в тебе подлеца, лжеца, под широкой улыбкой — голубоватая, бархатная гнильца.


- магнус себерхарт пьюси – моя личная портативная кали-юга  – это единственная здравая мысль за последние несколько дней, продукт ночных бдений, истерических завываний в потрёпанное тело матраса и проклятий, мукой сжимающих горло. розовый флёр, ранее накинутый лёгким кружевом на глаза, истрепался и, наконец, даёт разглядеть истинную сердцевину этого человека, чьё присутствие в прежние времена ломало природный ритм пульса;
- длинное полинявшее перо внесло его в книгу регистрации новорождённых волшебников пятого апреля’94 года, этот день не является чем-то значимым для магнуса, лишь напоминанием о скоротечности временного отрезка предначертанного свыше, на его счету двадцать восемь лет жизни;
- закончил факультет хитрецов безупречных по крови, а ныне под воздействием управленческой жажды и бесконтрольного желания быть сведущим в разворачиваемой ситуации в отношении организации ‘порок’ занял должность сотрудника международного бюро магического законодательства;
- эдриан пьюси приходится дядей по отцовской линии, магнус связан крепкой родственной и дружеской нитью с младшей сестрой альдиной, рядом с ней он готов отпускать с поводка всю свору чувств, перебирать длинными пальцами струны гитары, напевая слегка грубоватым драматическим баритоном древние сказания, положенные на музыку;
- альдина была похищена организацией ‘порок’ в апреле 2019 года, является носителем вируса и проходит лечение в больнице св.мунго. наверное, именно этот поступок стал высшей точкой кипения ярости и ненависти магнуса в отношении всех приспешников данной организации;
- его жизненное кредо – цель оправдывает средства – он уверенно шагает вперёд под хруст чьих-то сломанных планов, вывернутых наизнанку душ, умирающих под гнётом лжи и хлёстких грубых слов пьюси, главное для него, что там впереди ожидает заветное достижение;
- как легко манит он к себе, как сильнейший из всех магнит, словно в мозгу поселившийся паразит заставляет воспроизводить свой образ пред глазами вновь и вновь, сколько женских тел пало к его ногам не перечесть пальцами нескольких рук, в то время как его губы изгибаются в причудливую кривую/улыбку/, глаза остаются холодными, рыбьими;
- матильда одли – заложница обстоятельств, чью внутреннюю и внешнюю красоту слизал горячий язык ненависти, превращая её в одну из множества других, встреченных магнусом, но у неё несомненно было преимущество в виде выгодных и обстоятельных семейных уз с министром магии. дальше его попытка перекроить ситуацию на свой лад и стать превосходным кукловодом, жаль, что участники этой игры выбрались из-под контроля, и всё пошло не по запланированному сценарию. магнус пьюси – дерьмовый режиссёр, не берущий во внимание человеческий фактор;

отрывок из моей анкеты, обязательно к прочтению.

за нить горизонта уходит закат, чьи яркие краски впитывают в себя покатые крыши домов, пока мою душу в клочья терзает цербер. если твой мир сужается до размеров одного человека, то нужно иметь смелость и силу волю не привязываться намертво, отдавая всю себя, потому что когда он разлетится на миллион неказистых острых осколков, то придётся усмирять разрастающуюся внутреннюю черную дыру, поджигать мост, натянутый между вами, и дробить в крошево все помыслы, иллюзии и воздушные замки, что были воздвигнуты со светлой верой в будущее.
мой мир носил имя магнус пьюси, он был несколько старше и божественно прекрасен во всём, помимо честности и искренности/но это ретроградные сведения, которые уже меня не спасут от прежней влюблённости и глупых, девичьих, розовых грёз/. я млела от первого, что видела по утру, - его обнажённую спину с россыпью родинок и веснушек, алыми полосами от сбитой простыни, которые медленно, но верно выцветали до бледно-розовых. я превращалась в лужицу подтаявшего мороженого от его слов, сплетавшихся в безликие звуки, наслаждаясь чуть ироничным голосом с нотками имбиря, который лечил от всех упаднических настроений и душевных невзгод. как изложить всю круговерть чувств, запутанных в единый клубок, и власть, что имел он надо мной, как смочь описать всё то, что нельзя пощупать, что не имеет запаха, звука? я насыщала всё цветом и различными линиями, где-то прямыми, а где-то плавающими, но в любом наброске чётко, словно просвечиваясь, проступал его мужественный абрис.
всё было излишне хорошо, можно сказать идеально, всё это было затишье – предвестник зарождающейся бури, родитель даты, после которой всё либо рухнет и превратиться в пыль дорожную на ботинках странников, либо склеится намертво и застынет на долгое время. у нас это было деструктивно и мучительно едко, горюче для меня, для него – освободительно хорошо, зафиксированный навечно кадр на сетчатке – магнус и старшая одли сидят в нескольких миллиметрах друг от друга, он целует поочерёдно костяшки пальцев на каждой из рук, а заканчивает кроваво-красными губами. если можно было бы не любить его после этого, не наблюдать этот страшный процесс разложения наших отношений и расцветания гнилья их общего предательства, не осознавать в один миг, что всё разрушено и разворочено, было красивой и лживой сказкой про игру в любовь в одни ворота. в голове крутилась навязчивым дребезжанием мысль, что необходимо уходить, а ей вторила другая – куда и зачем идти, больше нету смысла никаких телодвижений, но зачатки разума взяли под контроль мышцы и заставляли их сокращаться в противоположную сторону от бывших близких людей. я старалась не видеть ничего вокруг, я настойчиво пыталась отрешиться от любопытных взглядов, которые почти физически причиняли боль, словно они догадывались, что со мной произошло несколькими минутами ранее, я настойчиво пыталась не ощущать, что они смотрят на меня, но всё равно ощущала всем телом, как они поворачивали голову и скользили взглядом по моей сгорбленной фигуре и отворачивались. я знала, чёрт возьми, действительно знала, что им на меня глубоко плевать, во мне слишком мало эгоцентризма, чтобы всерьёз вообразить, что кто-то помнил меня более двух секунд и пытался разобраться, отчего молодая особа двигается механически, как марионетка в руках опытного кукловода, но это знание мне абсолютно не помогало. лишь добравшись до квартиры можно себе позволить истекая криками сползти по обшарпанной стене, ощущать почти что морскую соль на губах, разбить костяшки тонких пальцев, чтобы они сочились сукровицей, заглушая  тупую боль, что засела внутри иглой.
мне говорят, что у меня стал непозволительно болезненный вид, и не выпить ли мне микстурки, мне говорят, что из глазниц, бывших прежде моими, глядит совсем другой человек, мне говорят, что я звучу излишне фальшиво и многоголосо, образуя раздражительный диссонанс, мне говорят, что я сделалась какой-то озлобленной букой, но я ведь просто всегда и везде беру осколок своего бывшего мира, беру с собой образ магнуса пьюси.
закрывала ладонями уши, оглушала ультразвуком, что шарахались стоящие рядом люди, но не давала никакого шанса объяснить своё поведение ни ему, ни ей, не зная, чьё откровение нанесёт более рваную рану, экстремумом намечающейся мести стала вербовка в ‘порок’.

у человека за щербатым дубовым массивом тёмно-коричневой, почти шоколадной, двери самый насыщенный цвет глаз на всём побережье темзы, загрубевшие от длительной напряжённой ручной работы подушечки пальцев, белёсый тонкий шрам на правом запястье – говорил, что случайно задел узким ножом для писчей бумаги в министерстве магии во время рабочих часов, но, скорее всего, опять лгал. он всё это время лгал – о том, где и как проводил вечера, уставшим возвращаясь в твою обитель на время ставшую вашей, о том, чей юный женский портрет прятал в стопке служебных бумаг в грубом, умело сбитом деревянном ящике на одной из полок шкафа, о том, что держит его возле тебя и какие чувства оплетают его – всё время с тобой было одной большой, сладкой, как патока, ложью. казалось, что ты знаешь все его реакции наизусть и наперечёт, правда они всё равно изумляли, словно впервой, вызывая нежный трепет и потребность касаться его, но то была маска, надёжно приклеенная к скулам, пошедшая узорчатыми трещинами и рассыпавшаяся мелким крошевом к ногам твоим.
ты ощущаешь себя не потерянной, а бессмысленной, заброшенными руинами, выкинутым за ненадобностью демиургом, у которого ломка лишь по единственному человеку – магнусу пьюси – ты отвлекаешься от жадного процесса деструкции себя как личности, от самокопания и низвержения в адово пламя, прислушиваясь к его голосу за дверью, то затихающего до угрожающего щёпота, то срывающемуся на истеричный фальцет с требованием пустить его внутрь, возможно, из его уст льются и другие слова, но всё перекрывает гулкий, бешеный стук твоего сердца. ты знаешь, что вскоре он сожмёт зубы так крепко, что раздастся характерный скрип, хорошенько вдарит ногой по двери с такой силой, что на несколько долгих секунд барабанные перепонки взорвутся болью, и мир предстанет лишь в беззвучных визуальных образах, поднимет руки на уровни груди ладонями вперёд, странный жест – то ли вызов, то ли капитуляция, а потом с тоской будет скользить взглядом по коридору трёхэтажного здания, где вы прожили четыре месяца.
проводишь языком по зубам, по обкусанным до крови, пергаментным губам и сглатываешь вязкую слюну с привкусом и ароматом коррозийного железа, мучительно жалея о не выпитом стакане воды, успокоившего бы саднящее горло, о том, что он всё же уходит, а вместе с ним рвутся бусы с насаженными на их леску лучшими днями твоей жизни.
это его имя шипят в пыльных, едва пронизанных лучами света коридорах министерства, его имя сладким звучанием для взрослых женщин, мечтающих подобного жениха для своих дщерей, его имя смакуют в задымленных барах и это его имя разносится по широким проспектам и узким улочкам, как чума. а фамилия, что перекатывается на языке, как мякоть чернослива, который вызывает в тебе позывы тошноты, как и одно упоминание о нём, фамилия, что бьёт хлыстом в окружении множества людей.
если при встрече он протянет тебе руку, то ты горько зайдёшься лающим смехом, потому что ускорила процесс взросления из глупых девичьих мечт и стала на толику серьёзнее, и, чёрт возьми, вы больше не любовники, не друзья, не соратники, которые лягут костями друг за друга.
вы по разные стороны баррикад.

он говорил: «плыви», и она плыла. в окне было море, черное, как смола, и в этой смоле застывшие корабли видели землю во сне, не узнав земли.
он говорил ей: «пой», у нее внутри, вторя его дыханью, рождался ритм. луч маяка  дозорным  входил во тьму, чтобы услышать, как пела она ему.


человеку, по ту сторону монитора.
магнус пьюси – одновременно конечная точка в жизни прежней матильды одли  и заглавие для последующих событий с тильдой, прошедшей испытание обжигом реальности и крушение призрачных замков надежд, важный элемент – под номером 8 в таблице менделеева - составляющий её жизненный путь. я со счастливой покорностью и не дюжим терпением расщеплю повествованием на малые предложения, дабы разъяснить возникающие сомнения и вопросительные знаки у вас в ходе прочтения моей зарисовки на тему того, как это было и во что вылилось. не стоит делать выводы, что мистер пьюси – оплот всех отрицательных качеств и кромешной тьмы, которая кроется в каждом человеке в том или ином количестве, младшей одли всего лишь не повезло столкнуться с худшей его стороной, а так описываемый облик имеет структуру скелета, на который вы навесите мышцы и кожу своим видением и словами.
во мне теплится надежда, что мои позывные будут услышаны будущим игроком, который перед обсуждением магнуса предоставит на мой суд любой текст, написанный им самим, чтобы установить мост взаимопонимания между нами. стоит отметить, что количество символов не сыграет главную роль, когда как манера изложения собственных мыслей и насыщенность на эмоции могут  абсолютно покорить меня.
бесчисленные варианты возможных дальнейших событий со счастливым и совершенно диаметральным концом уже имеются, но это не более чем черновики, а идеальный и конечный исход будет совместным творческим единением наших мыслей, ни к чему не стремлюсь и не собираюсь вас принуждать, а даю полёт вашему вдохновению.
прошу, нет, пожалуй, буду требовать простых  вещей – инициативности и дисциплинированности в сообщениях о вашем отсутствии, поскольку сама считаю, что наибольшую концентрацию и трату времени стоит оставить на реальный мир, то соответственно спокойно буду относиться к вашему вынужденному ‘отпуску’.
* - перебрав множество иных визуальных образов, пришла к выводу, что никто иной не представляет магнуса лучше, чем гаррет хедлунд, но могу пойти на диалог о смене внешности.

+7

10

agnes & fergus macfarlan
http://funkyimg.com/i/27sXY.gif http://funkyimg.com/i/27g1r.gif
fc: casta, laetitia & bentley, wes
murder vibes — haunted when the minutes drag (love and rockets cover)

Агнес & Фергус МакФарланы — полукровные волшебники — мечены «Пороком», целители в Больнице Святого Мунго, специализируются на волшебных вирусах — по тридцать полных лет

— в безбурном тысяча девятьсот пятьдесят седьмом году имя Хэмиша МакФарлана оглушительным торжественным набатом гремело на переполненных страждущими трибунах: выматывающая известность и пандемическое признание магического сообщества к несомненно талантливому ловцу пришли аккурат после череды бесспорных побед Montrose Magpies на именитых квиддичных стадионах Европы. Впрочем, блестящий гений деда едва ли пришёлся дизиготным близнецам Агнес и Фергусу — предпочитающие влачить неблагопристойное существование, они сыздетства не имели способности строить свою репутацию на крепких сваях одобрительного общественного мнения, тем не менее, всё же отличаясь особенной заметностью, связывающейся обывателями скорее с вражей чёрной мессой, нежели с богоугодной христианской литургией.
— справедливо выслуженное состояние деда, приумноженное впоследствии трудолюбцем отцом, кормило беззастенчивых паразитов до совокупного двадцать второго дня рождения: безнравственные развлечения близнецов стремительно истощали нажитый непосильным трудом капитал всея семейства, к две тысячи тринадцатому году вовсе опустошив фамильную казну.
— очевидная внешняя несхожесть Агнес и Фергуса, казалось бы, легко объяснима крайне разнящимися фенотипами ближайших предков: отец МакФарланов, высокий голубоглазый блондин приятной наружности, без памяти влюбился в миниатюрную темноволосую женщину, скорее феноменально обаятельную, нежели красивую типичною женскою красотой, коей принято называть исключительную безупречность черт молодого лица; в процессе замысловатого обмена генетической информацией вещими жрицами Фортуны было предопределено обличье обоих, отличившее Агнес материнской совершенной кошачьей грацией, бессменно привлекательной для нашего брата, Фергуса — специфичной харизмой антигероя, эфирным флёром таинственности окружающей МакФарлана повсеместно. Как бы то ни было, завистливые дурнушки неумолчно толкуют о наличии в фантастической истории грешной связи, в дальнейшем приведшей к суперфекундации; информацию об истинной природе близнецов миссис МакФарлан рачительно бережёт у самой периферии своей уже старушечьей памяти. Своё родство Агнес и Фергус предпочитают утаивать по безызвестным причинам — благо, внешняя различность позволяет.
— перерезанная золочёная пуповина, питавшая МакФарланов на протяжении двадцати двух лет, была подменена паллиативной стажировкой в Больнице Святого Мунго — грандиозные намерения родичей по усовершенствованию регенерации стволовых клеток обращаются в ничто за неимением надобного состояния, утешением вверяя судьбам МакФарланов бесхитростные должности магических интернов-вирусологов.
— вопреки дурному воспитанию, распущенные Агнес и Фергус с младых ногтей интересуются наукой, придавая особенное значение поиску вечной жизни и нетленной молодости; к несчастью для остальных мирян, непреходящая жестокость МакФарланов, зиждущаяся на неимении должной родительской любови, засим стала основанием успеха вышеупомянутых на службе у господина Лонергана: если причиной безразличия Бродерика к страданиям подопытных был превалирующий, затмевающий всё человеческое научный интерес, МакФарланов прельщала одна лишь мысль об извивающемся в сатанинской агонии теле мученика.
— после начала учёбы в Хогвартсе на протяжении пяти лет Бродерик поддерживает связь исключительно с Амосом, не обременяя себя тяготами человеческого общения. На пятом курсе обучения знакомится с близнецами МакФарлан, так же потерявшими отца во Второй магической, впоследствии разорившимися наследниками когда-то именитого ирландского рода. В создании вируса Фергус и Агнес принимают равноценное участие.
— неблаговидное знакомство Сэвиджа с МакФарланами служит следствием неизбывного его одиночества — эксцентричные, беспрецедентно талантливые родичи исподволь заполняют своим шумливым присутствием бытие Бродерика, прочно завязывая очистки его человечности на собственной действительности.
— богемная экзистенция МакФарланов испещрена кричащими вульгарными нарядами развязных женщин и бесчестностью нахальных мужчин — когнаты исповедуют полигамию во всей её вызывающей непосредственности, тем не менее, накладывая табу на кровосмешение. В скромном обиталище Агнес и Фергуса, расположившемся на самой окраине магического Лондона, владычествует характерная атмосфера безустанного сладострастия, всечасно привлекающая разношёрстную богемную составляющую столицы.
— в возрасте двадцати шести лет, при зачислении в штат целителей Больницы Святого Мунго, разом с Сэвиджем обзаводятся меткой «Порока», всецело жертвуя себя разработке вируса Лонергана.
— сложившиеся  в школьные годы отношения с МакФарланами по сей день остаются для Бродерика проявлением исполинской слабости, непростительного дьявольского желания, соблазнившего Сэвиджа на длительную неосознанную привязанность, коей он так боялся. Собственно, по необъяснимым причинам Марта в той же степени прельщает Сэвиджа, вконец изничтожая систему, трепетно создаваемую Бродериком на протяжении пятнадцати лет.
— Марта — нежелательный элемент в мозаике инициированных Агнес привязанностей, приставленная к Сэвиджу в качестве протеже на двадцать девятом году жизни. Во всякого рода серьёзных отношениях Бродерик не заинтересован, однако наличие Марты — соромная необходимость, с которой мужчина бороться не в силах.

— возможность в полном объёме ознакомиться с биографией вашего скромного слуги появится после утверждения нашего с вами, кривая вывезет, продолжительного союза, однако энную долю жизнеописания Бродерика, посвященную МакФарланам, считаю необходимым выложить на всеобщее обозрение для лучшего понимания героев; также включаю в описание фрагмент из намедни построенного образа Мартины Вронской, с заявкой на кою вы можете ознакомиться в этой же теме.

— читать.

В большинстве своём взращенное на родительской крови поколение детей Второй магической олицетворяет собой ватагу подкидышей, лелеющих свои всесветные боли, изничтожающих какое бы то ни было желание привязывать себя к месту и, тем более, к людям, коих однажды несомненно придётся потерять; запаянные в собственные микровселенные, обрастая разнообразными несущественными знакомствами, они — бессменно — сами по себе. Вконец одичавший в хогвартских каменных джунглях послевоенного века Бродерик заполняет назойливые пустоты во времени многочисленными факультативными занятиями, заменяя прелесть живого общения палой мудростью магических фолиантов, симультанно сталкивается с, в его понимании, феноменом настоящей действительности: в той же степени диковатые, сцепленные свинцовым кровным родством близнецы МакФарлан интересуются затворником-Сэвиджем, первое время увлекаясь его покамест неказистыми разработками, опосля — предлагая свои собственные проекты, постепенно формируя удачный треугольный симбиоз. Пребывая в выгодном товарищеском союзе и после выпускных экзаменов, сданных необыкновенно успешно, молодые люди знакомятся с господином Лонерганом, уже имеющим ясные занимательные намерения.

Раздражённо потирая виски с забитыми в них ржавыми гвоздями, отдающимися тупой ноющей болью в затылке, Фергус МакФарлан аккуратным убористым почерком делает заметки в окованном драконьей кожей небольшом блокноте — остатках роскоши разорившегося ирландского клана, подарке погибшего во время Второй магической отца. Прощальное напутствие курирующего группу молодых колдомедиков целителя растягивается смольным облаком в атмосфере, дразня нетерпение собравшихся в душном помещении волшебников, вот-вот полноправных штатных работников Больницы Святого Мунго. Бродерик, озабоченно перебирая в руках подол мантии возбуждённо пританцовывающей Агнес, не уделяет должного внимания тираде немолодого наставника, с бо́льшим наслаждением смакуя мысль о скором появлении в Лондоне Амоса, давшего обещание устроить троих разом на выгодные должности в Мунго; помимо прочего, встреча с господином Лонерганом сулит колоссальные возможности, горячо желанные Сэвиджем перспективы успешного будущего. Моральная составляющая экспериментов, упомянутых Амосом в последнем их разговоре, нисколько его не волнует, благополучно перекрываемая вдохновенной лихорадкой грядущих событий, неизбежно связанных с именами триумвирата. Скупые аплодисменты прерывают стремительный бег мыслей Бродерика, порывисто пустившего замусоленный кусок ткани, и Агнес, любовно взяв под руки заскучавших мужчин, смеясь и ликуя, спешит покинуть опостылевшую alma mater. Со временем самовольно крепнущие узы троих становятся ещё прочнее после обретения (что может быть интимнее?) общей тайны: обзавёдшиеся меткой МакФарланы и Сэвидж решительно перекрыли себе доступ во внешний мир с сопутствующими привязанностями и иными человеческими слабостями. После вербовки Амосом Бродерик, упоенно сбросив с себя ношу угнетающей общественности, всецело посвящает себя науке, боевито занимаясь разработкой концепта вируса, заявленного Лонерганом. Последствия создания вышеупомянутого едва ли интересуют мужчину: ведомый страстным позывом, Сэвидж не задумывается о последующих смертях и невинных жертвах, впрочем, без зазрения совести не интересуется оными и после полного осознания содеянного.

Вишнёвый румянец на щеках разгорячённой cabernet sauvignon Марты обворожительно контрастирует с молочно-белой кукольной кожей юницы; Бродерик увлечённо наблюдает за поблёскивающей в высоком бокале жидкостью цвета бордо. Смущённо улыбаясь под пытливым взглядом мужчины, она запальчиво повествует о прошедшем в привычном Мунго дне, ознаменованном очередной спасённой жизнью; каждодневные подвиги Марты становятся верной обыденностью, и Сэвидж, приходя в их — о ужас! — ставшую общей квартиру после одиннадцати ближе к ночи терпеливо выслушивает её сдобренные чудны́м геройством рассказы. Намедни почавшая отсчитывать свой третий десяток Марта, навещая Сэвиджа с необыкновенной, учитывая непростой нрав оного, частотой, крепко обосновалась в его скромно обставленной, всегда безупречно убранной квартире, вестимо, воспользовавшись одним из исключительных, мужчинам неподвластных и неясных женских умений, заключающимся в способности исподволь заполнить собою всё его существование — так, что ловко обманутый обладатель y-хромосомы безотменно не заметит подвоха. Выстроившиеся разновеликими башенками колбы, сокрывающие свежую душистую воду с превалирующими запахами кориандра и корицы, постепенно замещают собою пахучие зелья непосредственного хозяина жилища, со временем вовсе вытесняя экспериментальные субстанции Сэвиджа. Подобное соседство нисколько не смущает обычно ревностного в отношении собственного порядка Бродерика, отнюдь: он польщен вниманием юной Марты, всегда чуткой и особливо заботливой, с течением времени ставшей для него обязательной составляющей мироздания. Особенно нежных чувств к новоиспечённой сожительнице он не питает, но крепко её уважает, не обижая ни привычным тотальным безразличием, ни оскорбительным мужским невниманием.
Паразитируя в жизни Марты, Бродерик мастерски скрывает от неё происходящие в стенах штаб-квартиры «Порока» деяния, не желая делиться небезопасной информацией с кем-то кроме непосредственных членов организации; помимо прочего, Марта не упускает возможности осудить деятельность инфернального общества, ратуя за человечность во всех её проявлениях. Потеря дивной отдушины в лице Марты сулит Бродерику дежурную череду ненужных срывов, и без того регулярных в моменты своеобразных творческих упадков: после изобретения антидота детищу Лонергана и его придатков Сэвидж проводит в стенах Мунго куда больше времени, в привычном симбиозе с МакФарланами силясь создать нечто ещё более действенное (преднамеренно вырезав  «смертоносный» из лексикона).

— Возьми себя в руки, Агнес, — басовитый глас Фергуса приводит разъярённую МакФарлан в чувство, хотя бесноватый взгляд густо-карих глаз все ещё выжигает ровные окружности на бесстрастном лице Сэвиджа. Еле проникающий в овитую кружевом ночи лабораторию тусклый свет мирно ложится на её дрожащие тонкие плечи, сцепляет костлявые субтильные перста у яремной вены плюющейся ядом женщины. Многочисленные угрозы, всецело посвящённые Марте в силу её предположительной осведомлённости о деятельности «Порока», бестактно ссыпаются к ногам увлечённого собранными часом ранее лечебными травами Бродерика: нежные канареечные цветки бессмертника, вороные ягоды бузины и умерщвлённый корень мандрагоры обращаются в жидкую красочную кашицу в ловких руках Сэвиджа, всё ещё не заинтересованного в безосновательных обвинениях пылкой Агнес. Уместная в рамках сложившихся ещё в школьные годы отношений ревность понятна обоим мужчинам, будучи явлением постыдно очевидным, тем не менее, Агнес всецело непонятым; по окончании семиминутной гневной тирады о бесполезности несчастной Марты в реалиях Сэвиджа, о её несомненной опасности для осуществления всеобщей идеи, Бродерик цепляет женщину тем же равнодушным пустым взглядом, в итоге всё же грозясь расплатой за попытку навредить сожительнице. Поступок, решительно лишённый какого бы то ни было героизма, впрочем, отрезвляет обоих: Агнес, временно смирившись с престранной привязанностью коллеги, возвращается к пролитым в горячечном порыве колбам, Бродерик же уразумевает значение Марты в его бытии. Смущённый, раздосадованный неудобным открытием, Сэвидж решает с бо́льшим усердием взяться за работу, — вернуться к привычному течению жизни — постепенно отдаляясь от всесильной соблазнительницы, пьянящей светлый рассудок.

[...]

С завитыми во светлые тугие узелки вохлами, подведёнными смольным карандашом глазами — так, чтобы едва заметные стрелки выгодно подчёркивали лукавые очи — Агнес, вызывающе гордая, направляется в сторону Марты, выстукивая по замызганной больничной плитке точно выверенный победный марш. Недрогнувшим плечом едва задевая её облачённую в безукоризненный вечерний туалет фигуру, МакФарлан, демонстративно опустив излишние формальности-извинения, обращается точию к Бродерику, сознательно пренебрегая присутствием в помещении кого-то в той же степени значимого. Зверское желание Агнес разуверить Мартину в святости Сэвиджа рождает непомерное напряжение в сложившемся треугольнике, однако материализовать свои угрозы она нисколько не намеревается: знает — пересечёт точку невозврата. Раздражённый предсказуемо мерзким поведением МакФарлан, с тоскою разгадавший минорное настроение глаз Мартины, Бродерик небрежно бросает сухое прощание, иступлённый, следует за раздосадованной Вронской. Сонмище одиозных вопросов, нещадным полчищем наголову разбивших самообладание бессменно усталого Сэвиджа, бесплотной эссенцией врезается в самое серое вещество, вызывая несносный приступ мигрени; без собственного согласия вовлечённый в сатанинские игрища в песок ссыпающихся Мойр, Бродерик неизменно теряется в решительно непонятной терминологии эмоций, сверх меры ведомой Мартине. Минуя период ремиссии хронической бессонницы, объясняя возобновившиеся тревожные настроения созданными Мартиной прецедентами, он стервенеет, очертя голову разбивая любимые, расцвеченные спелой синью вазы Вронской — получает болезненную затрещину — одну из многочисленных свидетельств собственной неполноценности, составляющую пропащего будущего обоих.

— мистер Бентли, в моём понимании, представляет собой редкий экземпляр человека, в коем отталкивающая суровость удивительным образом сочетается с непререкаемой харизмой — безупречное воплощение беса МакФарлана. Одначе, заменить господина Бентли можно играючи, предварительно обсудив возможные варианты со мной и \ или чаровницей Агнес.
— не понимаю сухости, излишней лаконичности, ограничивающейся тысячей знаков, посему прошу трезво оценивать свои тексты без надежды на авось. Придерживаюсь неспешной, красочной игры, и был бы счастлив разделить свои предпочтения с вами.
— горячо надеюсь в скором времени увидеть (недо-)товарищей Сэвиджа, свою охоту, вне всяких сомнений, разделяя с писцами сюжетной ветки проекта: будучи создателями именитого вируса, МакФарланы являются сановитым звеном в истории всея магического сообщества.
— заклинаю: коли представленный сюжет крепко завладеет вашим вниманием — не жалейте своего времени, аккурат после регистрации предоставьте решительно любой пример вашего письма в личные сообщения, дабы удостовериться в нашей литературной совместимости.

Облечённые розовой вуалью оттенка «cerise» апартаменты меблированы своеобразно: рассеянные по устланному персидскими коврами полу цветистые подушки с господствующим пурпуром в пёстрых узористых орнаментах подменяют шаблонную прозаичную гарнитуру, обрамлённые фасонными позолоченными рамами массивные зеркала отражают мерклое густо-жёлтое свечение цветистых напольных ламп да дурманящую блёклую дымку заморских курений, коей ежедённо напитано чудно́е обиталище. Вальяжно   расположившаяся на всецветной софе Агнес гривуазной улыбкой приветствует скоро прибывающих визитёров, желанных посланцев похоти и блудодейства, наличествование коих в бесовской обители — явление неизменное и дюже потребное. Первостатейные представители модерной магической богемы составляют подавляющее большинство собравшейся в доме публики, — искушённой пряным грехом элиты — завещают непечатное renommée о нечестивом вертепе МакФарланов, ежедень блаженствующих в вабной атмосфере распутного бытия. Насыщенный восточными благовониями эфир нежится в светлых вохлах хозяйки экстравагантного раута, решительно удовлетворённой происходящим окрест бесчинством: привычный разнузданный ход действительности родичей остаётся угодным ныне и присно, вопреки давнишнему конечному опустошению золотых запасов некогда именитого семейства. Праздное существование близнецов нисколько не беспокоит голодного до диковинных впечатлений Сэвиджа, разом пленённого фантастической фамильярностью и несказанной раскованностью товарищей, феноменально прекрасных в границах собственноручно созданного публичного дома. Манящая поволока в помрачённых глазах Агнес всё так же неволит изнывать от тупой муки желанием — ничуть не переменившаяся со школьных времён вакханка в равной степени дурно влияет на душевное и физическое положение Бродерика, искусно исполняя функцию не то первой неизгладимой серьёзной аффектации, не то незабвенного идола во плоти возродившейся нечестивицы Мессалины. Извечно экзальтированная и возбуждённая, она приходится совершенной антитезой неизменно смирному, преимущественно молчаливому Фергусу, предпочитающему занимать позицию безмолвного наблюдателя, в то время как сестра принимает активное участие во всяком совершающемся близ действе. Нашедший приют в маргинальном театре МакФарланов Сэвидж благодушествует в бесовской юдоли, чадными опиумными парами заглушая высевки положительно умерщвлённого стыда, вовсе не сомневаясь в исключительной правильности нынешнего уклада собственного жития.

Витиеватый клетчатый паттерн причудливой светотенью ложится на студёный бетонный настил, изящно обрамляя неясный согбенный силуэт — фантом вероломно похищенного чистокровного отрока, бесценного представителя волшебной аристократии магической Британии. Заточение малолетнего узника необыкновенно тешит истомившегося по неоправданной инфернальной жестокости Фергуса, с великой охотой принявшего обязанности главенствующего мучителя. Любовно стерегущая необузданный материнский инстинкт МакФарлан предпочитает не связывать себя с терзанием юнца — неспокойно сортирует сверкающие чистотой реторты, истово игнорируя страстотерпческие стоны терзающегося на закаменелой больничной кушетке лабораторного образца. Бесстрастные лица целителей, извращённо толкующих своё назначение, с омерзительно пустыми глазами-бусинами, невыразительно вперившимися в покрывшуюся прелестным нежным румянцем кожу юного Бёрка, не изображают сострадания вовсе: как нельзя хорошо гармонирующие друг с другом, они являют собой сосредоточение всея мирской бесчеловечности, исступлённого варварства прислужников Сатаны, коим ныне кличут изувера Лонергана. Оставившие бесславие в единстве иных, им чуждых сонмищ человеческих, метафорическая holy trinity окончательно и безвозвратно выкорчёвывает останки сердечности из очерствелых существ, водерень приговаривая себя к геенне огненной.

Отредактировано Broderick Savage (Вт, 2 Фев 2016 19:07:54)

+4

11

eli lessberys
https://45.media.tumblr.com/20011231c77c87aaf589f53eb0dfb566/tumblr_nmt83318hT1r6ekopo4_500.gif
fc: emmett scanlan

илай лессбери // полукровный // целитель в госпитале св. мунго, член организации «порок»

мы больше не спали, мы лежали в часовом механизме тоски
и стрелки сгибали, как прутья,

 
– мать Илая – магглорожденная волшебница – вместе с дочерью была убита Пожирателями Смерти. Растил Илая отец, тяжело переживавший потерю жены и старшей дочки. Не имея под рукой иного способа вымещать свой гнев и ненависть, сделал их жертвой сына, не без злобного удовольствия взращивая в нем комплекс вины. Илай – ребенок без видимых недостатков и отклонений, но он никогда – никогда – не сможет заметить ему старшую дочь. Лучше бы Пожиратели Смерти забрали его, а не их: он не заслуживает того права на жизнь, которое они ему подарили. Отец Илая обдумывать свои эмоции привычки не имел, чувство стыда за то, что обвинял ребенка испытывал лишь спонтанно и выражал точно так же, вызывая своим поведением одно лишь недоумение. Конечно, он не применял физического насилия, без необходимого Илая не оставлял, в моменты раскаяния мог и попытаться променять свою любовь на дорогие подарки, но их отношениям не оставил ни малейшего шанса. Илай рос в ненависти (своей к отцу, отца к себе, своей к себе), избегал дома, оставался на каникулах в Хогвартсе. В свою безусловную вину верил (и чем старше он становился, тем крепче). 
– окончил Слизерин или Равенкло, преуспел в области Защиты от Темных Искусств, Зельеварения и Древних Рун.  Илая довольно сильно занимает область волшебства, способной контролировать разум (вполне успешный легилимент) и создающей иллюзии. Хорошо владеет боевой магией.
– контрол-фрик (формирование акцентуации, безусловно, связано с паникой от собственной беспомощности, однажды испытанной в детстве: невозможности вернуть родителей назад). Идеальный кандидат для отношений созависимости. К людям привязывается с большим трудом, предпочитая самостоятельно избавляться от потенциальных предателей и дезертиров: в том, что когда-либо они (как мама) оставят его (как мама), он совершенно уверен. Старательно подавляемый гнев (на маму, на сестру, на отца) периодически выливается в приступы агрессии (за которые после Илай будет испытывать чувство вины, запускающее цикл вновь).
– в «Порок», скорее всего, попал хотя бы два года назад. Количество возможностей сделать это не так велико: Илай мог узнать о нем только от одного из приближенных (возможно, самого Амоса, но это решать не мне). Полагаю, занимается в основном боевыми операциями (впрочем, не буду вас ограничивать).
– «Порок» необходим Илаю как нечто, заполняющее его жизнь. Идеи «Порока» важны для него только по своей сути: нечто, что избавляло бы от навязчивого ощущения пустоты и бессмысленности, нечто, что помогло бы освободить гнев и злость. Илай достаточно одинок (выбор, сделанный им самим), но организация помогает ему почувствовать себя частью общего, заменить свои интересы интересами общего, говорить от лица чего-то большего, чем он сам. Илай – идеальный солдат, воин, без сопротивления и борьбы ему оставалось бы только спиться или повеситься.
–  на настоящий момент Илай начинает сомневаться в верности собственного выбора и непогрешимости линии партии. Что являлось спусковым крючком – смерти ли, которые он видел, постепенное охлаждение к идеям, некие частные разногласия – решать вам.
– не получает ни малейшего удовольствия от причинения другим боли (за исключением пограничных ситуаций серьезных конфликтов, когда Илай уже не может контролировать агрессию; это, однако, сложно назвать «удовольствием»: скорее удовлетворение). Впрочем, к самому физическому насилию относится как к инструменту, который можно (и необходимо) использовать при необходимости. Сам предпочел бы психологическое насилие, манипуляции воспоминаниями, эмоциями и другими болевыми точками.
– если считать храбрость способностью преодолевать страх, то Илай не храбр. У Илая множество страхов, с которыми он не умеет работать: например, страх перед предательством. Другое дело, что физической боли и смерти он не боится, ценности их особой не видит и поэтому – рискует, если это необходимо. Инстинкт самосохранения он давно устранил за ненадобностью.

leah

–  Леа – кузина Илая. Его отец приходится старшим братом ее матери – безработной домохозяйке Хизер Блетчли. С этой же стороны у Илая есть еще одна кузина – Робин Блетчли (26 лет, Равенкло, стиратель памяти). Другие родственники важны лишь для учета: Эбрахам, отец Леа, полагает их отбросами магического сообщества, их контакты с Илаем ограничиваются немыми встречами в госпитале (мистер Блетчли также целитель, но работает в другом отделе). Майлз Блетчли, дядя Леа, родственником, строго говоря, не является.
– знает Леа по меньшей мере пятнадцать лет. В то время как она видит в нем довольно важную фигуру для себя с самого момента знакомства, преувеличивая символичность их первой встречи, Илай некоторое оставался к кузине достаточно равнодушным (что, вероятно, мало кого может изумить при такой разнице в возрасте). Леа трепетно хранит свое детское впечатление на протяжении долгих лет, чем дальше, тем сильнее совмещая в своей голове фигуру отца (обладателя приза за самое типичное воплощение образа абьюзера) и фигуру Илая. Все тонкости и детали начального периода их отношений предлагаю обсудить лично, поскольку он, по большому счету, происходит лишь в голове Леа: Илая инфантильная девочка-принцесса-с-юбочкой-в-складочку не интересует, он вполне справедливо воспринимает ее с некоторым снисходительным и ироничным пренебрежением. До момента обретения Леа хоть какой-либо самостоятельности встречи происходили случайно, когда миссис Блетчли желала слиться в экстазе семейных чувств со своими ближайшими родственниками (и племянником в частности). 
– все возможные детали в развитии их отношений мы можем обговорить лично, хотя это, вероятно, будет не самым интересным поводов для обсуждения: важных точек почти нет, значительность каждой встречи Леа придумывает себе сама. Площадь их соприкосновения увеличивается по ее инициативе: Леа, например, считает возможным прийти ближе к ночи, поссорившись с отцом или матерью, но, впрочем, не так часто, чтобы по-настоящему надоесть. Илай ухмыляется равнодушно и коротко, интересуется ею скорее с тоски и скуки, долгое, долгое время совсем не воспринимая всерьез. Ситуация, возможно, изменится после ее решительного разрыва с отцом и поступления в школу авроров: Илай, по крайней мере, наконец-то позволит себе допустить, что Леа выросла из его первого о ней впечатления (чем больше времени проходит, тем лучше он это понимает, тем быстрее его  одобрение превращается в восхищение). Илай не хочет подпускать ее к себе, понимая, что кузина вряд ли оправдает ее доверие, но, с другой стороны, подпустить все-таки хочет, пусть и подозрению вопреки. Леа, в свою очередь, проецирует на него свои чувства к отцу, включая мелодраматическую смесь отторжения и зависимости, потребности в его одобрении, восхищении и мучительнейшей привязанности. Илай занимает достойное место на ее трепетно оберегаемом иконостасе.
– именно Илай предложил Леа в качестве нового кандидата в «Пророк». После того, как его инициативу одобрили, сам же занялся вербовкой кузины. Причины на первый взгляд лежат на ладони: Леа – волшебница талантливая, замечательный боевой маг, а кроме того – свой человек в Аврорате, что может быть деталью весьма и весьма полезной. Хорошо известны Илаю и такие особенности, как и ее нездоровая предрасположенность к риску.

forgive // burial
hdmi // bones
graveyardgod // bones
corpse master // true widow
kiss before the fall // htrk
intimacy // unison

https://49.media.tumblr.com/a34ccc6c7614b8dcb4b21cb400a00fb9/tumblr_nmt83318hT1r6ekopo2_500.gif

– и они отлетали назад, и время хлестали до крови

Илай скучает по дому, которого нет.
Илай не помнит пыльно-голубой краски на двери в свою комнату, желуди, подброшенные матери в просторный карман плаща, сквер за маггловской автозаправкой, следы от сорванных одуванчиков на руках. 
Мама дотрагивается до кончиков его губ и ее руки пахнут ромашками, медовыми хлопьями,  высушенными корочками мандарина. В ее бутылках распускаются парусники непобедимой армады, бутылки же отца липкие, грязные, пахнут резко.
Мама знает то же, что знает он: улыбка на вкус – как печенье с шоколадом, размоченное в молоке. Улыбается она, кстати, очень красиво. В уголках ее губ солнечные зайчики играют в прятки, плачет серебряный перезвон.
Илай улыбаться так не умеет.
Илай не помнит дома, которого нет.
(нет, и не было никогда)

*
Илай проводит тонким лезвием посреди ладони, пытаясь вспомнить, откуда приходит скорбь. Может быть, через один из этих порезов?
Илай каждый раз возвращается к моменту получения травмы. Сдирает спекшуюся корочку со свежего шрама, подписывает фотографии перед тем, как их сжечь, обводит мелом уменьшающуюся тень уходящего;
Илаю кажется, если он у него получится найти брешь, через которую его комнату наполняет черная пена, он сможет ее заштопать и залатать, спрятать под натюрмортом (например, нидерландским: что-нибудь поуродливее, попошлее), забить намертво сухими светлыми досками. Легче, правда, уже спалить дом и построить на его месте новый: в этом брешей так много, что, кажется, стены его плачут и мироточат.
Легче спалить дом, теперь Илай это понимает и приходит в «Порок». 
Илай проводит ладонью по зеркалу, размывая свое отражение. Из-под перечеркивающего глаза алого росчерка насмешливый безумный урод кривит вырезанный тупым ножом рот в злобной ухмылке.
Кто сможет собрать новый на этом безжизненном пепелище?

*

Улыбка Илая покрывается ледяной корочкой.
Свет скапливается на белесых шрамах от бутылочного стекла на его пальцах. Илай оглядывается – на деревьях посреди февраля хлопьями висит молочная пена.
Веснушчатая женщина перед ним устала сопротивляться, изнуренное дыхание скапливается в ее легких смолой и хвойной настойкой. Илай еле удерживается от того, чтобы убрать ласково темные волосы с ее лица: теперь все будет хорошо, моя милая;
все будет хорошо,
только постарайся не просыпаться –
Илай не спрашивает, зачем ей так долго спать. Илаю, честно говоря, это никогда и не было интересно – пусть спят. Он готов прикрывать их веки и петь колыбельные, чтобы привлечь нежные, крепкие сны.
Чего больше?
Илай смешивает мерзлую землю с талой листвой и черными оледеневшими веточками. Веснушчатая женщина спит. Он, не оглядываясь, оставляет ее одну, наедине с лисьими следами и западным ветром.
Улыбка капает с губ талой водой – они скучнеют. М. одобрительно дотрагивается до его локтя:
– Ты же знаешь: мы поступаем правильно.
М. утешает самого себя, потому что знает: утешать Илая не нужно. Илай – разверстые, выпотрошенные могилы, в его тени тонут фигурки певучих соляных девочек, крики вальдшнепа и солнечные затмения.
Почему бы в ней не утонуть и одной мертвой волшебнице?
Илай молчит. Утешение Илаю и правда не требуется: в конце концов, правильно или нет – нет уже никакой чертовой разницы. Искать истину следовало немного раньше, а теперь уже все равно, теперь и для них светит это вечное, вечное солнце, некогда принадлежащее  победителям.
Теперь это их солнце, солнце мертвых: оно показывает струпный язык веснушчатой женщине на холодной земле, ветром выгрызает у нее пряди волос.
Илай приветствует его кончиком рта:
Осанна! Осанна! славься, великий возлюбленный изуродованных и убитых: вместе с тобой мы идем на войну. А потом мы заставим тебя вернуться назад, и погибшие встанут, рожденные вновь от подпаленных голубиных перьев и корней бессмертника.
Илай все же не выдерживает и оглядывается – короткий миг; мог ли он что-то исправить, мог ли? Илай возвращается к смерти раз за разом, случай за случаем, пытаясь расслышать шаги: может быть, в следующий раз он узнает их до ее появления.

*
Когда он кладет ладонь на ее плечо, Леа замирает, принимая форму его касания.
Илай ищет слова, чтобы попросить прощения, но не находит – в карманах не осталось ни желудей, ни каштанов, ни счастливых монет.
Мне не стоило, хочет начать Илай, но осекается: слова пусты. Ими можно было бы проткнуть его горло и следить за тем, как пенится внутри черный яд. (–мне не стоило приводить тебя в эту церковь, Леа, не стоило звать тебя в этот храм)
– Ты же знаешь, – он повторяет свою гримасу мягким движением пальцев,– ты же знаешь: мы поступаем правильно.
Леа вздрагивает, разбиваемая изнутри недобрым, мучительным смехом. Илай с трудом удерживается от желания раздавить его хрустом сворачиваемой шеи.
(Так смеются только лжецы и обманщики, а лжецы и обманщики уходят, они уходят, они уходят, так же смеялась когда-то и мама, не правда ли)
– Где ты подобрал эту пошлость, Илай?
Он замирает в недоумении: и действительно – где?
Ее хохот забрызгивает рот Илая улыбкой. Он облизывается – смех горчит, увлекая его за собой, по горячему солевому следу в звериную муть. Илай держит Леа за плечо крепче, чем нужно – что бы ты ни делал – она стихает, (–ты никогда, никогда, слышишь–) вновь становясь продолжением его жеста.
Ты никогда не сможешь ничего изменить, как бы ты ни старался.
(Они все равно уйдут)
Илай жалеет, что не может закрыть уши, запершись в собственной комнате, в комнате с пыльно-голубой дверью, веткой рябины на подоконнике и припрятанным до Рождества имбирным печеньем. Когда мама умерла, отец выбросил эту ветку, перекрасил дверь, подарил собаку престарелой кузине и сладкое навсегда-навсегда запретил. Когда мама умерла, отец уничтожил все воспоминания, оставшиеся от нее, выскребал их из углов дребезжащими пальцами, словно боялся, что скорбь по ней вырастет из оставшейся зубной щетки или пряди волос.
Илай вытаскивал ее вещи из его мусорного мешка и прятал в стопках одежды.
Илай понимал: скорбь растет не снаружи, скорбь растет изнутри. Если она выйдет из них, как из людей в Гадаре, то поразит целый город сибирской язвой или чумой. Только воспоминания могут ее сдержать.
Леа молчит воспаленно и лихорадочно. Каждый из пропущенных ею вздохов пробегает по асфальту крохотной трещинкой. Илай отстраняется, жалея, что пробегает не по нему. Илай отстраняется, оставляя при себе воспоминание о согретой мягкостью коже.

Его вера сгорает вместе с домом, вместе с городом, вместе с храмом и пастырем. Илай зачерпывает ладонью пепел проповеди и роняет в карман – пригодится. Леа, кажется, верит ему.
Илай верит в прах: и неизвестно, что оказывается надежнее.

итак

– если заявка вас все-таки, как ни странно, заинтересовала, то, прошу, свяжитесь со мной любым удобным способом (гостевая – личное сообщение, гостевая – мессенжеры и так далее). Будет здорово, если вы отправите пример поста / зарисовки / анкеты (как вам будет угодно: мне важно почувствовать стиль). Я вовсе не собираюсь снисходительно проверять ваши способности: мне попросту кажется, что в противном случае мы можем не сыграться друг с другом. Если вы любите лаконичную и динамичную игру, то вам со мной будет попросту скучно. Я, в свою очередь, отправлю вам анкету на Леа (для того, чтобы вам было проще ориентироваться) и покажу все посты, какие вы только попросите.
– я не собираюсь стоять над вами и контролировать каждое слово, но хотела бы попросить согласовывать со мной какие-либо изменения в образе / важные дополнения к имеющимся ориентирам. Кроме того, думаю, нам придется обсудить линию Леа – Илай лично, потому как указанные в тексте детали смотрятся довольно жалко и неконкретно. Ваша инициативность в этом (и во всех остальных) вопросе будет мне очень важна и приятна.
– внешность менять не стоит (визуальный образ – несчастный и безбородый – тоже). Полностью осознавая всю странность сделанного выбора, оставляю за собой право быть несговорчивой хотя бы в этом вопросе. Графика будет. Исходники тоже.
– пишу посты медленно, сопливо и не так часто, как хотелось бы. Впрочем, при довольно расслабленном ритме обещаю не пропадать и не бросать отыгрыши на полпути без предупреждения (и от вас прошу того же).
– приготовьтесь, придется много страдать.

+6

12

Совместно с Мамкой и Папкой

Mr.Incognito
http://firepic.org/images/2016-02/07/pe06fr7rno9q.png http://2.firepic.org/2/images/2016-02/07/wk9b9n8fbodz.png http://firepic.org/images/2016-02/07/i9maw1lb5k7a.png
fc: tyler posey

Мистер Инкогнито // полукровный/магглорождённый // бармен в баре
21 год; выпускник хаффа; большой любитель покутить; фанат квиддича

Во время учёбы в Хогвартсе ты никогда особо не общался ни с Анелией, ни с Дэном, ни, уж тем более, со мной. Будучи ярым фанатам квиддича, тщетно пытался вступить в команду, но по тем или иным причинам так туда и не попал, поэтому в конечном счёте выбрал почётное звание болельщика, не пропуская ни одной игры сборной собственного факультета (ты как-то рассказывал, что потащился на игру с адской температурой и лихорадкой и, вообще-то, ничерта не понял из происходящего). Конечно же, ты знал всех хогвартских игроков по именам, фамилиям и факультетам и парочку раз пересекался с Анелией и Дэном на каких-то общих вечеринках, но ваше общение сводилось к стандартным "светским беседам о погоде". В Хогвартсе был широко известен как огромный любитель вечеринок, выпивки и разрушений, наверное, именно поэтому практически сразу же после выпуска из школы отправился работать барменом, что получалось у тебя(да и получается до сих пор) довольно неплохо. В один из дней уже живущие вместе Анелия и Дэн решили отметить какое-то общесемейное событие в баре, разговорились с тобой и с тех пор вы начали поддерживать более близкие отношения, которые со временем переросли в довольно тесную и крепкую дружбу. Моё появление в семействе ты воспринял довольно скептически, но это не мешало тебе от души веселиться, глядя, как твои друзья внезапно превратились в беспокойных родителей, переживающих за своё дитятко.
В один из дней "заботливые родители" решили всё-таки нас познакомить и я, к твоему удивлению, лишь промямлил что-то нечленораздельное и тут же сбежал куда подальше, больше не показываясь на глаза. Это было по меньшей мере странно, учитывая рассказы Саммерби и Бервальд о том, какой я общительный, приставучий и вообще весьма и весьма самоуверенный ребёнок. Довольно длительное время наши пути никак не пересекались, пока Дэн и Анелия не устроили в квартире народные гуляния с огромным количеством человек и, что самое главное - еды, а такое я просто не мог пропустить. Слегка подвыпившая Бервальд шутканула о том, что "ты, по ходу, мелкому нашему понравился, он вон при тебе краснеет аки красна девица и слова в предложении путает, а ведь наш Ромео - тот ещё великий оратор". Шутка, вообще-то, оказалась вовсе не шуткой и, хотя с тех пор я и старался перестать тебя игнорировать, это стало довольно трудно, учитывая, что "шутку" ты оценил и теперь всячески стараешься меня смутить провокационными и, порой, не совсем приличными фразами, жестами и бесконечными обнимашками. Ничего серьёзного - ты ведь вообще огромный ценитель прекрасного пола и просто прикалываешься над внезапным сыночком своих друзей. Или нет?
***
Ты мне запомнился как добрый и весёлый парень с высоко развитым чувством справедливости, который ради этой справедливости не прочь полезть на обидчика и с кулаками. Ты необычайно любопытен ко всему новому – вещам, людям, ощущениям и эмоциям, а также имеешь прекрасную способность подмечать самые мельчайшие детали абсолютно во всём. Необычайно открыт для всего нового и дружелюбен, иногда этого дружелюбия даже слишком много – ты абсолютно не ценишь личное пространство другого человека, просто потому, что данного понятия в твоём обиходе просто не существует. Любишь веселиться и активно проводить время, желательно при этом должно присутсвовать как можно большее количество человек – ещё желательнее, чтобы они были такими же шумными как и ты сам. Способен долго и весьма продуктивно поддерживать практически любой разговор, даже если не совсем понимаешь, о чём идёт речь.

+2

13

fortinbras «tim» caine
http://funkyimg.com/i/27Swg.png
fc: jan cornet

фортинбрас «тим» кейн // полукровный либо маглорождённый волшебник  // официально - владеет торговой лавкой в лютом переулке, неофициально - один из винтиков, составляющих криминальный мир магического лондона
тридцатилетний рыцарь наживы, неоднократно задерживался блюстителями порядка, но - пока ещё - без серьёзных последствий; шалопай и кобельеро, перекупщик, приспособленец; сошка прыткая, но достаточно мелкая, потому имеет выход к преступным кругам, но не обладает в оных сколь-нибудь внушительным весом.

Кейн ожидал от жизни иного.
Смышлёный мальчишка, волею судеб угодивший под опеку факультета барсуков, радующий глаз живчик, не гнушавшийся кропотливой работой тогда, когда не хватало запала взять слёту очередную зубодробительную вершину учебного материала, Фортинбрас не был отмечен печатью великого ума, но с успехом и без ущерба самооценке обходился тем, что получил по негласному распределению от матушки природы. Определённые успехи на поприще школьной науки с лихвой омрачались лишённым даже намёка на стабильность отчим домом; неумело выстроенный матерью-одиночкой симулякр родных пенатов не грел душу ненавязчивым уютом, непоследовательная в педагогических приёмах воспитательница не заложила прочный фундамент моральных устоев; как результат - отсутствие адекватных сладостных воспоминаний родом из юности. Реминисценцией прозвучал образ отца, человека загадочного во всех отношениях, покинувшего жену сразу после рождения единственного сына и отбывшего в неизвестном направлении: однажды вечером не вернулся с работы, больше его уже не видели – велико событие. Тим культивировал таинственного предка до терминальной стадии по-юношески гипертрофированной ненависти, до рвущего сознание отвращения, затем, по нисходящей, - до полной и безоговорочной негации батюшки как такового. «У меня только мать», - вещал он праздно интересующимся, и не лгал никому, кроме себя самого - миссис Кейн теряла интерес к подрастающему сыну со скоростью деревца, сбрасывающего к зиме листву. Попытки компенсировать равнодушие родительницы ошеломляющим триумфом блестящей выучки себя не оправдали; слабая мотивация, дефицит энтузиазма со стороны близких, острая нехватка столь необходимого внимания своё дело сделали. А поскольку прописная истина гласит, что, коли перестаёшь воспитывать своё дитя, последнее дичает и начинает вести себя непотребно, в итоге лишённое целостности семейство Кейнов пришло к вполне ожидаемому исходу: наш герой примкнул к такой же, как и он, ни в чём не заинтересованной «галёрке», поднаторел не в учёбе не в спорте, но в искусстве списывания и имитации рабочей деятельности, а через некоторое время покинул учебное заведение выпускником более чем заурядным – и педагоги вздохнули с облегчением: одним оболтусом меньше, спасибо и на том. Жизнь всё расставит по местам, думал Тим, и жизнь расставила.
Фортинбрас чаял податься в дело, раскрыть себя с толком, проложить дорогу в беспокойном океане послевоенного магического общества, однако столкнулся с непреодолимым препятствием – отсутствием каких бы то ни было на то денежных средств; преграда, обойти которую ему оказалось не под силу. В попытках – бессознательных, интуитивных – найти место в жизни попробовал себя в горстке временных профессий, будь то курьер или продавец в магазине; влезал в истории, не всегда выходил сухим из воды, обрастал, как дно корабля - ракушками, затейливой вязью не самых порядочных и честных связей, наводил знакомства, из которых научился выцеживать капитал и выгоду. Он видел многих, пользовался многими, был регулярно эксплуатируем сам; стал своим в тех уголках мирозданья, куда волшебники-полисмены ходят изредка и только компанией; в потугах установить на чёрном рынке гегемонию потерпел оглушительное поражение, но внял предупреждениям фортуны, сделал выводы и заделался одной из сотен придонных рыб перекупа. На невесть какими трудами заработанные галеоны Кейн сумел перехватить мелкую загибавшуюся под гнетом обстоятельств лавчонку в Лютом переулке, затем, побарахтавшись в коммерции, вывел свой маленький бизнес на невысокий, но - что важнее - стабильный уровень. Заглядывавшие на огонёк обыкновенно подозрительные хит-визарды не находили ничего, за что можно было бы привлечь паренька к ответственности; когда же на смену им приходили по-настоящему заинтересованные в покупке клиенты, ассортимент Тима волшебным образом преобразовывался, подстраиваясь под разносортные потребительские нужды. Сей искатель приключений проявил себя активным, с хитринкой, на диво мобильным, не брезгующим постоянными перемещениями и утомительными поисками того, на что спрос найдётся; зарекомендовал себя, иными словами, и заслужил в определённых кругах определённую славу, плата за которую может оказаться на деле слишком высокой.

С Киной Бойард Тим, разумеется, знаком со времён обучения в Хогвартсе, и знаком хорошо: длительное, из года в год, пребывание в одной гостиной, постоянные встречи на тренировках по квиддичу, непрерывное мелькание на людях в сумме обязательно поспособствуют завязке отношений, тем паче на столь благодатной почве, как помощь собрату-младшекурснику; одной вселенной известно, сколько конспектов темнокожей волшебницы Кейн перекатал один за другим прежде, чем у девушки окончательно лопнуло терпение. Нежной приязни между ними не было, нет и в ближайшем будущем не предвидится - отсутствуют на то какие-либо посылы; на младших курсах речь скорее велась о своего рода «мальчишечьей» дружбе с обязательными драками и перебранками, и не сказать чтобы оба героя были особо высокого мнения друг о дружке.
Тим, тем не менее, сыграл свою запоминающуюся роль в жизни Кины уже ближе к старшим курсам.

Вырезка из анкеты Кины

На старших курсах она близко сходится с неким Эдвином Уордом, полукровным волшебником; легкомысленное товарищество перерастает во взаимную симпатию, и школьные подруги Кины уже начинают шутить о подступающей свадьбе. Бойард отмахивается и ссылается на карьеру, кою следует для начала построить, однако в целом не имеет против брака особых возражений. Её семейство, заинтересовавшееся внезапно нарисовавшимся на горизонте юношей, просит организовать знакомство, и вскорости Эдвин получает приглашение провести часть летних каникул в компании маглов. Где и встречается с Кайлой - уже не с той маленькой девочкой, что когда-то лила слёзы из-за так и не полученного заветного письма, но со смешливой девицей, жизнерадостность которой может соперничать разве что с симпатичным личиком; разительный контраст с серьёзной и рьяно чтящей свою самостоятельность Киной. К следующему лету Эдвин начинает встречаться с Кайлой, а к совершеннолетию последней вполне устоявшаяся уже пара объявляет о помолвке. Подружки Кины озадаченно замолкают.

Фортинбрас одним из первых замечает интерес школьной подруги к Уорду, но он невероятно увлечён красоткой из Рейвенкло и не то что ревность, даже малого интереса к судьбе Бойард не испытывает: есть у той жених и есть, ему-то что. Однако апофигей Кейна нарушен, когда сквозь барьер повседневных забот к нему пробирается известие о связи Эдвина с сестрой Кины, и на волне неизбежного сочувствия и самого что ни есть дружеского участия Тим вновь входит в бытие Бойард - товарищеские посиделки, глупые шуточки, единственная цель которых - отогнать призрак зловещей меланхолии, помогают девушке пережить первые пароксизмы тоски и уцелеть в борьбе против чувства собственной никчёмности. Юная женщина, даром что не признаётся, искренне благодарна Тиму.
Выпуск Кины подводит черту под ранее не прерывавшейся коммуникацией, и Фортинбрас теряет девицу из виду - с тем, чтобы не случайно обрести, но собственноручно и срочно разыскать через несколько лет. Тот, кто уходит ловить рыбу в мутной воде, рассчитывать может на себя одного, да и то - не слишком; Тим с головой погружается в охоту на деньги, по молодости лет неверно расставляет приоритеты, гиперболизирует имеющиеся у него ресурсы и внезапно обнаруживает себя прочно увязшим в трясине закона: его ловят за руку и спешно ведут в полицейское логово, чтобы, вестимо, суд учинить. Мягкие объятия панического ужаса, тем не менее, не дурманят Фортинбрасу голову; напротив, катализируют мыслительный процесс, и вскоре попавший впросак герой вспоминает о школьной приятельнице, так удачно проходящей стажировку в Академии хит-визардов; не иначе как вздорная фортуна решает разнообразия ради подсобить Кейну вместо того, чтобы поглубже втоптать в грязь. Тим пишет Кине обрывистое послание, молит прийти, всеми богами клянётся в раскаянии и невиновности - и получает желаемое заступничество: Бойард просит наставника, опытного волшебника и прожжённого копа Гидеона Пирси, проявить милосердие и ограничиться на первый раз строгим выговором; Бойард заставляет Кейна пойти на сделку и выдать нескольких мелких преступников, давнишних его знакомцев; Бойард, наконец, обещает начальству присматривать за нерадивым подозреваемым и в случае повторного задержания о благостыне более не заикаться; звёзды складываются удачно, и Фортинбраса отпускают на волю.
Вновь обретённая свобода обильно сдобрена то тут, то там появляющейся Киной, глаз не сводящей с парня, за душу которого она - возможно, не раз о том пожалев, а возможно, и нет, - так охотно поручилась. Тим подневольно становится её личным осведомителем, скорее даже наводчиком, указующим и обвиняющим перстом; крайне неохотно, со скрипом и жалобами на вселенскую несправедливость, с досадой осознавая, какой «хвост» приобрёл в довесок к отпущению грехов. Неафишированная связь разом усложняется, когда в акте очередного эмоционального переживания, растравленная неудачами на личном фронте, полицейская в компании старинного приятеля да нескольких литров спиртного доходит до безоблачной атараксии; разум и осторожность схлопываются в точку, а поутру, что называется, они проснулись. «Вот тебе и первый белый, допущенный до тела», - думает Кина, а Фортинбрас гадает, к каким непредвиденным обстоятельствам приведёт эта обоюдно признанная ошибка; совесть ли, старая память али другие неведомые причины не позволяют ему обернуть внезапный расклад себе на радость и пользу, а впереди неуклонно маячит туманная неопределённость. Раскаяние посещает их одновременно, решение утопить занимательно проведённую ночь в бесшумных водах Леты принимается охотно и поспешно, да только осадочек остаётся.
Проблемы Кейна на этом, однако, не заканчиваются. Кина открывает дверь в его жизнь, но вместе с ней на пороге появляется и другой персонаж, вышеупомянутый Гидеон Пирси; тот самый прожжённый и вдобавок ко всему примкнувший к «Пороку» хит-визард. Мужчина действует осторожно, имени не марая, но определённые цели преследуя; по кусочкам выуживает из Фортинбраса сведения, за разглашение которых иные деятели теневого мира и руки, и голову рубить готовы; внутри Тима начинают клубиться первые подозрения. Нет, не в сторону «Порока» он смотрит, однако неладное чует отчётливо, почти физически ощущает повязанные на щиколотках и запястьях прочные нити, превращающие его, вчерашнего мелкого хищника, в несведущую марионетку. Возможно, говорит он себе, и стоит спросить напрямую нахальную Бойард, ведь это она шлейфом притащила явно на руку нечистого полисмена. Возможно. Но не сейчас.


1. Конкретные моменты описания персонажа изменяемы, удаляемы и дополняемы при предварительном согласовании, однако слёзно прошу не менять лейтмотив. Мне бы очень хотелось сохранить за героем указанное имя; фамилию же и внешность оставляю на откуп вам, заинтересовавшийся, а фигурирующие в этой заявке выбраны произвольно.
2. Будьте готовы к тому, что я попрошу вас предоставить пример вашего поста, в ответ предлагаю ознакомиться с моим - прикрепляю его к данной заявке. Я пишу листа на полтора-два, порой больше, предпочитаю сложный, наполненный различными речевыми оборотами и игрой слов текст, в котором самокопаний и душевных метаний обыкновенно немало.
3. И её одна просьба: не пропадайте насовсем. Несомненно, частого обмена игровыми сообщениями не выйдет, однако я буду очень рада и одному посту в месяц.
4. Если пожелаете, обговорим детали, поразмышляем о будущих сюжетных линиях, разберём подробно ту или иную черту характера Тима; обещаюсь предоставить вам анкету Кина для ознакомления; охотно выслушаю ваши идеи, замечания и дополнения. Как говорится, welcome.

пробный пост заказчика

Филигранный силуэт Кассандры, ярким мотыльком впорхнувшей в жизнь Айлин, равно как и в занятное существование её разлюбезного супруга, то мелькает впереди, то неукоснительно маячит по бокам: эта женщина - именно женщина, фемина, а не то[т], что[кто] служит ей бренной оболочкой, - оказывается обладательницей редчайшего дара насыщать собой пространство на диво ненавязчиво и уместно. Линни тянется за ней блеклой тенью, подхватываемая мягкими волнами оставшегося неузнанным тягучего парфюма, её желание отсохнуть где-нибудь по пути и возвратиться домой до вечера элиминируется на одной из первых минут; ныне она облачена в покорность, кою обыкновенно чтит нарядом неподходящим и давно вышедшим из моды; окажись рядом незабвенный Калеб, едва ль признал бы в ней свою собственность. Целебный речитатив Феи-крёстной очищает подсознание от свойственных ему метафоричных демонов, и, пусть эффект недолговечен, а привыкание к лекарству много времени не займёт, мадам Брэдшоу пока тает в восхищении - в подобии его, подозрительно похожем на оригинал. Театр одного актёра длится и длится, покуда существует дорога до.
Окружающий клочок пространства упрощается до едва улавливаемой в сумраке спины Фокс и её непрекращающегося монолога, грозящего вот-вот схлопнуться в белый шум; затем расширяется и впускает в поле доступа заветную дверь и заветную же вывеску над оной; пара мимолётных улыбок и сочувствующе-ошеломлённые кивки - вот и вся пантомима, на которую ранее щедрилась Айлин. В теплоте незнакомого прибежища, тем не менее, языки развязываются куда охотнее.
- Вы умеете подбирать уютные закутки, - следует замечанием на полях, покуда наша героиня отправляет в ссылку по случаю положенные элементы гардероба и распоряжается с сумочкой. - Наверняка сие место служит пикантной приправой для одной-двух дружеских посиделок вдали от оглушающей реальности?
Светловолосая не настроена на шутки и не готова плодить в многообразии реплики-пустышки, однако Касси интенсивно распространяет эдакую легкомысленную иронию, заполняет ею эфир, и Элли, действуя согласно натуре своей, отражает, не преломляя. Она двоится, расщепляясь на эмоциональную копию любопытной собеседницы с одной стороны и на затравленно бегущую от семейных дрязг супругу - с другой; в интуитивных попытках обрести утраченную целостность теряет нить разговора, уделив кофе внимания больше, чем положено, что мгновенно высвечивается на радарах Кассандры как, должно быть, первый признак формирующейся скуки. Коли так, заблуждение - Лили заворожена манерой, равной которой ещё не встречала, - однако терять возможность устаканить своё душевное состояние никак нельзя.
- Никаких историй про яростные сражения и спешные капитуляции не будет, обещаю, - Линн мягко качает головой, подцепленный от тётушки Фокс игривый тон никак не желает оставлять её, однако постепенно сходит на нет. - Разве что немного ежедневного сумбура, дополненного для разнообразия двумя-тремя, м-м-м, комическими сценками, чтобы, так сказать, угодить вкусу читателя... или зрителя, - оговорка, привычная тому, кто так или иначе трудится бок о бок с книгами, раскрывает перед затихшей артисткой ещё одну карту из колоды оппонента.
Мир проседает под тяжестью отнюдь не долгой паузы: Айлин собирает мысли в кучку, приглаживает их, как может, и задумчиво отбирает избранные, дабы сплести в более-менее внятное повествовательное полотно, благо пространство для манёвров имеется необъятное, а слушатель подобрался на удивление благодарный. Терпеливое ожидание Кассанды, несомненно, вознаградится, но всему своё время.

Вот замочная скважина, опустись на колени и расчехли уши, сейчас будет сказка, которую не прочитать, так подслушать; улавливается чья-то тяжёлая поступь, затем глаз различает фигуру первого из героев безымянной оперы - мужчины, разумеется. Смутный образ, очерченный несколькими якобы вскользь брошенными описательными фразами, в которых слово «равнодушный» звучит так убедительно, что отчётливо веет прохладой. Он укутан в чёрное, обезличенный персонаж, в идентификации ему отказано, но понимание сути придёт к viva la Fox немного спустя. Нарочитая статика неслучайна, для рассказа он служит основной вехой, но проглядывается с трудом и будто прозрачен; в нём напрочь отсутствует тепло душевной близости, и чудится, будто не душа перед тобой, а неприступная крепость. Шаблонированный и разбитый на абзацы, он, тем не менее, постепенно обрастает отличительными чертами, некоторые из которых на поверку оказываются по сердцу Линн - она о том не ведает, ей не различить в собственном голове слабо отблескивающей сентиментальной нотки, но Кассандра, несомненно, внимательнее. Рядом, у самой кромки восприятия, упрямо маячит белоснежный абрис, новый раздражитель к уже имеющимся в избытке.
- Иногда я задаюсь вопросом, зачем мы вообще заключали брак? Зачем было брать на себя ответственность гименеевых пут, если они перекочевали в разряд висельной петли подозрительно быстро для того, чтобы это можно было счесть случайностью? Двигаться вперёд, не имея на то ни сил, ни направления, на поверку выходит несколько усложнённой задачей, и я не уверена, что затрачиваемые усилия  рано или поздно не обернутся тщетой. Пожалуй, стоит пересмотреть содержание обетов, произносимых у алтаря: «Клянусь ждать тебя до восхода солнца и не задавать поутру дурацких вопросов», звучит правдивее, не находишь?

Меняются декорации, новый акт знаменуется появлением на горизонте нового существа, на сей раз, видимо, для контраста, - женщины. Солидная, покрытая багрянцем одежд и румян матрона степенно реализуется на сцене, обводит взглядом утопающих в молчании зрителей; парализуя волю, обрывая пути отступления, она - само воплощение немых приказов, ею же и расточаемых, но никак не хозяйка дома и никогда не любящая мать. В её руке с равным успехом можно разглядеть и хлыст, и планшет с прибитыми к нему на манер умерщвлённых бабочек документами, и ещё вопрос, что из перечисленного способно нанести больший урон; судя по количеству строк, уделённых ей, леди играет в опере одну из основных ролей. Играет безупречно, но не сказать, чтобы от этого становилось проще и легче. За ней колоссом на глиняных ногах уютно расположилась вторая, помоложе, но оттого не менее зубастая, её внешнюю красоту выгодно оттеняют склонность к насилию и неумение держать себя в руках на радость нежно любимым родственникам. Обе вносят в эфир свою долю помех.
- Мне не хочется думать, что в словах её кроется хоть капля правды, ведь откуда ей знать, что такое счастливый брак? Человек, познавший лишь горькую часть супружества, невольно судит о других по себе, и она, влезая в мою - в нашу - жизнь, безусловно, думает, что хочет только добра, только помочь, но результаты, мягко говоря, не впечатляют. Хочешь знать неприглядную правду? - мерное копошение в перепутанных внутренностях сумки приводит к новому открытию, и на стол ложится оформленный в стиле минимализма картонный прямоугольник с фамилией и занимаемой этой фамилией должностью внизу; в практике мсье Дэвиса, как известно, не было ещё ни одного неудачного развода. - Держу при себе, чтобы не потерять в домашнем хаосе рабочего кабинета, да и, сама понимаешь, немного непотребно радовать мужа подобными случайными находками. Чем-то напоминает валяющийся без дела, но заряженный пистолет: возможно, и не понадобится, но может выстрелить.

Наигранно равнодушное движение плечами, сухая улыбка и взгляд, прилипший ко дну кофейной кружки; музыка смолкла, актёры расходятся, чтобы занять в мироздании им надлежащие места.
- Боюсь, утомила тебя скучными подробностями? - отгородившись, насколько уместно, ни к чему не обязывающими усмешками, Айлин не озвучивает основного вопроса.
«Что скажешь?».

Февраль 2015-го.
- Я должна тебе кое-что сказать.
Айлин тверда, как та самая скала, с которой ей едва не случилось соскользнуть в недалёком прошлом, но голос её дрожит и деформируется, и предательски подрагивают уголки губ. На задворках блаженного шелтера разыгрывается своя маленькая история, которая внезапно вильнула и ушла в совсем другую сторону, а потому взяться за руки и поводить хороводы вокруг руин кажется не такой уж и безнадёжной идеей. В конце концов, на то и нужны подруги, даром что одна из сторон несколько отдаёт полынью.
- Я не говорила, почему мы вернулись из отпуска раньше оговоренного срока.
Миссис Брэдшоу старательно забивает новый гвоздь в гроб, как ей сейчас кажется, несложившегося семейного счастья. То напоминание о ледяных морских брызгах или результат пережитого ужаса, к которому возвращаешься мысленно, но знакомый привкус соли появляется сам собой - незваный гость, которому всегда открыта дверь. Сумеречная затхлость пустынного коридора, иллюзия человеческих передвижений где-то поодаль, постоянный риск нарваться на опаздывающую мятежную душу, рьяно рвущуюся посидеть в общем зале и поглазеть на товарок по несчастью; ничто и никто здесь не пугает Линн. А вот под собственным кровом - пугает сильно.
- Они пытались меня убить, Касси, - младшая из семейства Крейтонов бледна и говорит тоном школьной учительницы, в сотый раз повторяющей давно прожёванный и переваренный материал заведомо тупому классу. По ту сторону небо затягивает чистейшим удивлением, изумлением даже, а то и - настоящим шоком, и некие смутные подозрения, ранее бередившие душу Айли, исчезают, будто тени на солнце. - Он и... его сестра. Оба.
Заговорить Фокс она не позволяет; хватает ту за руки прежде, чем онемевшая травести успевает выхватить из подсознания первые подвернувшиеся слова. Отчаяние, толкнувшее Линн в объятья нераспознанного конкурента на животинку, не отменяет в первой оставшейся горсти здравого смысла.
- Ничего не говори, прошу, но послушай, и, если захочешь, дай совет. Я собираюсь положить конец этой истории и, если это ещё возможно, поднять из мёртвых то, что мы с Калебом с переменным успехом пытались выстроить всё это время. Но мне нужна твоя помощь.

Отредактировано Keena Boyard (Пт, 26 Фев 2016 16:48:43)

+4

14

rose and hugo weasley
http://savepic.ru/8597292.jpg
fc: dakota blue richards and freddie highmore*

роза и хьюго уизли // полукровные волшебники // студенты 6го и 4го курса магической школы соответственно

Будучи единственным ребенком своих родителей, Гермиона-уже-не-Грейнджер претерпевает чудные метаморфозы – она постепенно учится управляться с многоруким рыжеголовым существом, коим кажется неподготовленному человеку многочисленный конгломерат имени Уизли, и может еще поспорить, что на деле оказывается сложней – выучивать бесконечные множества рун или лавировать в аляпистой сети имен, дат и необходимых фактов дружного семейства. Разумеется, и Гермиона, и Рон мысль о том, что все зайдет настолько далеко, гонят от себя очень долго, отбиваются от неизбежного стойко, заворачивая фронтальные баталии и прикрывая тылы со старательным помешательством бывших солдат - но все происходит так, как происходит. Шесть лет скрипуче меняются статусы Гермионы - от "хорошая кандидатура в невестки", "как жаль, что у вас с Роном ничего не выходит", "неужели вы, и правда, такие лоси, что упустите свой шанс" до "все-таки невестка" и, в конечном счете, "супруга".
     Неудивительно, что в подобных нерасторопных (читай - не приспособленных к взрослой семейной жизни) головах мысль о финальном формировании дома - рождении ребенка - вызывает исключительно волнующие симптомы - повсеместный тремор (как конечностей, так и нервов), паническую нерешительность и неуверенность, общее недомогание - да долгое откладывание разговора как панацею от всех треволнений. Но увеличение в геометрической прогрессии численности родственников (а тут еще и Поттер ошарашивает перспективой стать крестными родителями) и доверительные советы Молли (если не сказать, угрозы) делают свое темное дело - сеют зерна сомнений на манер "а может быть пора?".
     Кажется, сначала все идет явно не так. Привыкшая к контролю и осведомленности Гермиона набрасывается на неизученный аспект жизни с маниакальностью, что может, при желании, стать причиной гордости у признанных психопатов - она буквально забивает специально (!) освобожденную полку книгами о воспитании юных чад - от стадии беременности до совершеннолетия и после - и читает, читает, читает, периодически чувствуя досадливо шатающуюся фазу собственного разума от противоречивых фактов. Рональд тоже придумывает себе занятие - в попытке справиться с периодическими меняющимися стадиями паники и безудержной радости, он старается обезопасить дом, и в маниакальности ничуть не уступает жене - благо в момент, когда мысль о том, чтобы обернуть пупырчатой пленкой буквально (!) все, на горизонте постепенно сходящих с ума будущих родителей появляется спаситель-Поттер - немного потрепанный, но радостный - и заявляет, что все не так страшно на самом деле. И горе-молодожены берут себя в руки.
     На несколько лет Гермиона буквально лишается статуса деятельной фигуры в Магической Англии, неловко привыкая к статусам иным - жены и матери. Вероятно, этого времени не достает - она слишком рано и стремительно возвращается в круговорот событий, и периодически поддается чувству вины - Гермиона явно не относится к тем женщинам, что кладут на алтарь семьи все свои планы. Но она, на самом деле, старается. Получается ли - решать не ей.

     Все смешивается в королевстве Уизли-Грейнджер: Роза - старшая дочь, будучи рыжей, как отец, усидчивостью и умом мало уступает матери в юности, а Хьюго - младший (нежданный, но оттого не менее любимый) сын, более в мать чертам пошедший, берет шутовство отца за основу. Роза перенимает отцовскую задиристость, что сейчас все больше проявляется вкупе с юношеским максимализмом и противоречивостью только проявляющихся качеств личности, а Хьюго проявляет любознательность и изобретательность на манер матери. Старшая, вероятно, держит некоторую обиду на родителей за недостающее внимание в свете последних событий, да и какая семья может избежать конфликта "отцов и детей", героический статус семьи ей откровенно надоедает, но младший все еще не разделяет ее предвзятости, все так же любит слушать рассказы Рона (будь то сказки барда Бидля, или истории из юности Золотого Трио).
     Они - их дети, они любимы, но сложности, что несет за собой прошлое родителей, не могут пройти бесследно. Со временем их семья покрывается неглубокими трещинками, но они держатся.
     Они все еще держатся.

Много слов осталось за кадром, в моих мыслях, и ими я сполна поделюсь со страждущими - было бы желание развивать историю, была бы инициативность, была бы увлеченность идеей. Все перечисленное есть у меня, как и неимоверное вдохновение на их линию - и я отдам часть его вам, если найду отклик. Признаюсь, именно семейность персонажа для меня в новинку, но оттого эта идея более дорогая, более важная, в сравнении с остальными. Я дорожу сложившимся представлением, но хочу так же доработать их историю вместе - детали и нюансы мы продумаем сообща. Предложенные внешности имеют рекомендованный характер, но я открыта для обсуждения - мы найдем компромисс. Мое единственное условие - ваш пробный пост на любую из тематик, сравнительно новый, а по требованию вы получите пример моего письма. Пожалуйста, не исчезайте без предупреждения - я, на самом деле, готова ждать долго и верно, но только говорите со мной. Предпочитаю неторопливую игру, насыщенную на эмоции и действия, того же жду от вас. Не настаиваю на общении вне ролевой линии - сама в этом откровенный не мастак, но и полное безразличие не приемлю. 
     Только приходите.

+5

15

jara
http://savepic.ru/8792272.png
fc: rose leslie

яра  // магглорожденная // 26 лет // нейтралитет в силу пока что полного непонимания причинно-следственной части происходящего

говорят, у рыжих нет души. пф, глупые болтуны. у тебя другая гипотеза: души рыжих чересчур ценны, чтобы не поддаться соблазну и не попробовать эту священную жемчужину у них отобрать. посему ты стараешься беречь её, как зеницу ока. твоя душа, твое нутро - самое ценное, что у тебя есть. говорят, удача благоволит храбрым, но эта самая удача состоит из усилий, поступков, помыслов. оттого твое нутро ты не позволишь у себя отобрать - ты цельная изначально, тебе никто не нужен. так ли ты честна? почему ты так рьяно кидаешься этим?

под кожей твоей пульсация внешнего мира, ритм твоего голоса сопровождает пальцев мимолетное движение, как веяние тихое, осторожное надежд больших. ты жестикулируешь, когда говоришь. больше себя вкладываешь в свлова, тем активнее, тем громче движения твои, как ирландская система языка жестов и мимики, включающаяся себя две руки, как будто от движения твоих рук зависит весь смысл, как будто подтекст особый создаешь, как будто.. сколько таких "как будто" ты прячешь в безмолвном сопровождении?
как-то раз ты сказала мне: «всегда присматривайся к тем, кто много размышляет: ум затмевает взор». твои глаза прожигали меня насквозь, желая постичь всю мою суть. ты чересчур подозрительна, но и этой своей неугомонной черте ты находишь следующее оправдание - «души других людей черны. безнадежно черны». поэтому мы ты везде в качестве гостя? поэтому не задерживаешь на одном месте более пары недель? но что ты собираешься делать, когда мир закончится? яра, он ведь не резиновый.
мы встретились с тобой примерно два года назад около реки нил. меня сразил солнечный удар, а ты помогла мне не «двинуть кони». я продолжила свое путешествие вместе с тобой. признаюсь, с тобой довольно-таки не просто: у тебя острый язык и, кажется, ты лучше умрешь, но скажешь чистую правду, не думая даже сгладить обороты.
ты не вернулась в британию. ты продолжила путь на восток. ты писала мне письма, в которых описывала свои похождения в неизвестных мне местах. признаюсь, я зачитывалась ими - умение описать у тебя не отнять. пару месяцев назад я встретила тебя на пороге аптеки малпеппера. тебе нужна была работа и место, где бы ты могла остановиться. ты до сих пор ничего не объяснила мне, а я, к своему стыду, слишком поглощена своими проблемами, чтобы пытаться выбить из тебя ответы на интересующие меня и вполне логичные вопросы. тебе сложно привыкнуть к происходящему, к статичной жизни «без ярких вспышек».

достаточно много мыслей я оставила за кулисами, чтобы не перегружать заявку.
очень надеюсь на то, что ты найдешься. я готова обсуждать с тобой образ яры стольько, сколько потребуется. никогда и никого не подгоняю, готова холить и лелеять, как хрустальную вазу. только приходите.
только, пожалуй, единственным моим условием будет любой ваш пост. чтобы, если что, не расстраиваться, если не сможем сыграться.

Отредактировано Francesca Gearhart (Сб, 27 Фев 2016 18:12:41)

+2

16

theodore nott & susan nott (bones)
fc: matthew goode & amy adams
сьюзен занята.

love like a shadow flies when substance love pursues;
pursuing that that flies, and flying what pursues.

http://s7.uploads.ru/ruJM6.png
♫ nick cave & the bad seeds – into my arms

full story (pics)

http://s2.uploads.ru/M71J8.png

теодор нотт & сьюзен нотт (боунс) // чистокровные волшебники // сохраняют нейтралитет
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
ему 41 год и он глава отделения отравлений растениями и зельями в св. мунго
ей 42 года и она младший редактор газеты "ежедневный пророк"

for inspiration (music)

♫ radiohead – you (young teo & susie)
♫ joshua radin – winter (young teo & susie)
♫ the walkmen – heaven (young teo & susie)
♫ chaos chaos – do you feel it? (young teo & susie)
♫ cage the elephant – come a little closer (teo & ernie)
♫ peter gabriel – the book of love (teo & susie now)

Наглядно.
15 июля 2010 года.

— Эрни, садись быстрее, — кричит мне Сьюзи и бежит за уже пригоревшим мясным рулетом, — Дафни, милая, возьми лучше вон те приборы. Раз уж придёт твоя сестра!
— Ради Мерлина, кто-нибудь может мне объяснить, какого дракла Малфой забыл у меня дома? Кто их вообще пригласил? — ворчит Теодор, вынося стулья на летнюю веранду, — я его ещё в школе натерпелся! Да и в министерстве он мне глаза мозолит.
— Теодор! Прекрати себя так вести, — начинает визжать Сьюзен, — очень некрасиво с твоей стороны так..
— Сьюзен, успокойся. Лучше займись рулетом, он так подгорел, что больше похож на мандрагору, ещё чуть-чуть и он начнет кричать, — говорит моя любимая супруга, единственный человек в этом доме, сохраняющий спокойствие, — Тед, то же относится и к тебе. Это я их пригласила, и твоя жена не была против.
— Сьюзен! — вопит Нотт и бежит вслед за ней, — Боунс! Остановись немедленно!
— Сколько лет прошло, а он до сих пор называет её Боунс, — ехидно замечает Дафна, протирая столовое серебро, — забери вазу с цветами из гостиной, пока Тед её не расколотил.
— Даже я перестал называть тебя твоей девичьей фамилией, — смеясь говорю я и по просьбе своей дорогой жены отправляюсь в просторный двухэтажный коттедж, окруженный зелёной изгородью. Этот прекрасный дом вовсе непохож на поместья чистокровных аристократов — маленький, с огромными деревянными ступеньками, рыжими ставнями, верандой на западной стороне и огромным палисадником с плетистыми розами. Это место наполнено уютом, не только потому, что так отличается от привычных нам огромных, холодных зал и пуховых перин, но и тем, что в этом домике живёт, наверное, самая любящая и искренняя пара, которую я знаю. Порой, мне кажется, что даже мы с Гринграсс не ладили так, как это получалось у Теда и Сьюзан. Их история началась уже после конца войны, когда никто из них не ожидал такого поворота событий. Теодор, полностью разбитый, лишенный наследства и родного дома, обвиненный в грехах отца, не потерял себя на дне стакана, но состояние его нельзя было назвать даже плачевным. На момент встречи со мной оно находилось на отметке "катастрофично". Я не буду присваивать все заслуги себе, однако последующие полтора года я провел помогая этому занудному балбесу и ни капли об этом не жалею.
Иногда в мою голову приходят самые глупые, идиотские и порой ужасные решения, в тот момент, когда я представил Теду Сьюзен, а Сьюзен Теда, я и понятия не имел, что это вызовет вспышку. Но вовсе не любви.
Долгие полгода я, как самый лучший на свете сват, пытался наладить связь между ними, но всё было тщетно! Немного времени спустя оказалось, что два эти хитреца начали встречаться за моей спиной. И я был ни капли не зол на них.
— Дафна, твоя сестра пришла, — громко говорит Тео, делая акцент на слове "сестра" и идёт мимо входной двери, совершенно не собираясь её открывать.
Ему на встречу бежит рыжеволосая Сюзи, попутно кидая передник за угол, и разворачивает его обратно.
— Сколько раз я тебе говорила, что плохо себя так вести! Они не заслужили твоего неуважения!
Теодор молча открывает дверь и даже не пытается натянуть улыбку. Сьюзен дает ему подзатыльник и на его лице тут же появляется лёгкая ухмылка.

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Фактически.

— Сьюзен добрая, отзывчивая и великодушная женщина. Порой слишком сдержанная, порой импульсивная. Принимает всё слишком близко к сердцу.
— Отличная хозяйка и великолепный кулинар, но при всё этом очень рассеянная особа. Не умеет планировать своё время. Частенько говорит не подумав.
— Окончила Хаффлпафф в 1998 году. На данный момент является младшим редактором газеты "Ежедневный Пророк". Ведёт колонку о кулинарии.
— Приходится Эрнесту троюродной кузиной по материнской линии (бабушка была сестрой деда Сьюзен, затем вышла замуж за Эбботта), а также троюродной кузиной Ханне Эбботт (отец Ханны брат матери Эрнеста).

— Теодор весьма закрытый и скрытный человек. Домашний сыч, не любящий вылезать из своей постели по выходным. Занудный прагматик. Вечно всем недоволен.
— Не поддерживал идеи отца, с которым имел весьма натянутые отношения. До сих пор считает, что именно отец виноват в смерти матери.
— Окончил Слизерин в 1998 году. Благодаря своим талантам в области Зельяварения получил место в отделе Мунго. На данный момент возглавляет отдел отравлений растениями и зельями.
— Является двоюродным кузеном Эрнеста (матушка Теда младшая сестра отца Эрнеста). В детские годы проводил не одно лето в доме Макмилланов.

PS# Все родственные связи придуманы мной, и всё это, безусловно, менябельно.

Дорогой друг, а может вас двое? я хочу сказать, что если ты дотерпел до конца мой нудеж – ты невероятно храбр и отважен. Если ты решил взять кого-то из них – ты мой герой.
Возможно, кому-то покажется что-то это слишком сухо, а кто-то скажет наоборот – слишком размыто. Однако я всеми силами старался вложить в это небольшое количество строк и чувство, и идею. Эта пара действительно прекрасна, я души в них не чаю, и надеюсь, что ты меня поймешь.
В моей голове слишком много всяких деталей, чтобы уместить их в одной скромненькой заявке. И я с радостью расскажу и обсужу с тобой всё, что только пожелаешь.
Приходите скорей.

+4


Вы здесь » the daily prophet: obituary notice » marauder's map » необходимые волшебники


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC