Магическая Британия зазывает изголодавшихся по миру тётушки Ро игроков, открывая двери в новый, не менее завораживающий мир третьего поколения. Все начинается с окровавленных заголовков газет...
weasley » blishwick » gearhart
lange » macmillan
Мир, в котором вы росли, обращается в прах. Хватит ли у Вас сил противостоять новой угрозе?
дата событий: февраль 2022;
рейтинг игры: NC-17;
первая полоса // объявления от администрации
СЮЖЕТНЫЕ КВЕСТЫ. АКТ ПЕРВЫЙ
гостеваязанятые внешностисписок персонажейправила и faqвакансиимагическая энциклопедиясюжетнеобходимые волшебники
их ищет администрацияшаблон анкеты
Keena Boyard; читать все
Покуда разворачивается обыкновенная лондонская карикатура на удушающую июньскую жару - тот не доходящий до должного уровня аналог, что предполагает спонтанную травлю дождями и располагает подчас весьма впечатляющей свежестью, - Кина Бойард не знает покоя и подолгу на одном месте не засиживается; ей, напирающей на динамику, прозябать в оковах инерции отнюдь не к лицу - куда как соблазнительнее выцепить из Министерства внеочередной процент нагрузки да рвануть с места в карьер, ни о чём, кроме немедленного исполнения и кратчайших путей к осуществлению оного, не задумываясь, ни единой фривольной мысли до себя не допуская.
Вверх страницы
Вниз страницы

the daily prophet: obituary notice

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the daily prophet: obituary notice » opal necklace » interzone - будущее


interzone - будущее

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://savepic.ru/8712889.jpg

Keena & Hermione; june '22
ost: [searching]

глава, в которой катализатор - (не)случайные совпадения - попадает в подходящую реакционную среду - перенапряженный мозг, сдобренный давлением со стороны и страхом за близких - и подходит к субстрату подобно ключу. Найдет ли подтверждение то, что скрывается за этой реакцией, или же обвинителю придется сложить оружие? Время покажет. А перспектива смерти подгонит.

+3

2

Вот ты опять не спишь, призываешь день, с которым приходит бессильная суета.
Ты смотришь в глаза предающих тебя людей и чувствуешь, как устал. ц.

Покуда разворачивается обыкновенная лондонская карикатура на удушающую июньскую жару - тот не доходящий до должного уровня аналог, что предполагает спонтанную травлю дождями и располагает подчас весьма впечатляющей свежестью, - Кина Бойард не знает покоя и подолгу на одном месте не засиживается; ей, напирающей на динамику, прозябать в оковах инерции отнюдь не к лицу - куда как соблазнительнее выцепить из Министерства внеочередной процент нагрузки да рвануть с места в карьер, ни о чём, кроме немедленного исполнения и кратчайших путей к осуществлению оного, не задумываясь, ни единой фривольной мысли до себя не допуская. Пусть за спиной остаётся Кайла с оскомину успевшим набить простым, как хлеб, семейным счастьем, да в голодную стаю сбившиеся, со всех сторон света стервятниками налетевшие дурные предчувствия: ей, хит-визарду при исполнении, коптиться в палатах душевных порывов решительно некогда.
За неделю до основного бурлеска сестрица бередит славные домашние традиции и настойчиво уведомляет об огорчительно непреложных посиделках; узреть печатью родства отмеченные лица чудится ей великолепной затеей. Кина, себя презирая за мягкотелость, соглашается. «С удовольствием повидала бы тебя и стариков, если на работе что не случится, конечно же»; спасительной бреши в безукоризненной распланировке не происходит, потому старшая Бойард, всей силой сердца желающая избежать уже явственно грозящей ей участи, судорожно напрашивается на приключение из ряда вон - причина отказаться от семейственного должна, несомненно, быть достаточно веской, - и молит своего великосветского бога подсобить идейкой-другой. Коллапс уже близок, когда выпадает удобная оказия, и молодая женщина с торжеством и охотой отправляется в паломничество за границы города на Темзе.
Ищейкой устремляется за незадачливым, но таки сумевшим дать дёру из столицы домушником, идёт по следу на зверя натравленной борзой собакой, прыгает по местности, как блоха по шерсти, до тех пор, пока не находит того, ради кого устроена опала. Мизерная толика жизни уходит на ожидание: одной идти на вора, в сумке которого товару отыщется на десятки галеонов, чревато последствиями не самыми приятными, вплоть до понижения по рангу, и Кина терпеливо сидит в засаде, доколь не получает подкрепление; наконец, тенёта расставлены, звероловы занимают позиции, и заяц ожидаемо попадает в силки. Сбыв злодея на поруки, наша героиня устремляется в ближайший населённый пункт - не раны зализывать, но об успехе отчитываться да почтовых сов в гостиничном номерке привечать. Глория, её питомец, приносит вести из дома; скромный раут Бойардов перенесён за завтра, потрудись успеть. Сипуха из Министерства озадачивает новой, на диво спешной командировкой в места не столь отдалённые, всего в нескольких часах пути; не доходя до некоего уже заброшенного, но процветавшего когда-то имения (Кина смотрит на указанные в письме фамилии владельцев и непроизвольно морщится - вотчина Пожирателей, пусть сейчас и отбывающих срок, это вам не Диснейленд), чуть в сторону повернуть и боевого товарища средь лесов отыскать: начальство в пароксизме заботы направляет не абы кого, а собственной персоной миссис Уизли, да-да, ту самую, живое воплощение отмеченных в летописях ярких побед. Темнокожая колдунья глазам верить не торопится, перечитывает мануал сызнова и лишь затем убеждается в подлинности с ней происходящего; немало ободрённая таким поворотом дел, с вдохновением пишет Кайле ответное послание - молит простить, заклинает понять и передаёт мегатонны приветов, - чистит форменную мантию и кормит сов.
Лишь только первые пробившиеся сквозь тучи солнечные лучи окрашивают Англию неопрятными пятнами света, Бойард покидает постоялый двор. Искусно ускользая от взоров маглов, коим в праве лицезреть магическую подоплёку мироздания однажды раз и надёжно отказали - Кина, ощущая под ногами зыбкую почву некомпетентности, увиливает от размышлений на тему и удерживается от осуждений, - выбирает самую непопулярную дорогу, давно заросшую тропу, дабы затем с облегчением пересесть на метлу; она не решается трансгрессировать, опасаясь угодить в паутину по периметру чужих владений развешенных защитных чар: большая их часть наверняка канула в Лету, а всё же тёмная магия склонна к сюрпризам. Терминальную часть пути по аналогичным соображениям проходит пешком, шума не поднимая и не пытаясь скрыть своё присутствие. Ей страстно желается произвести на знаменитую волшебницу впечатление умудрённого годами бойца, центуриона единого войска, а никак не хорошенькой и соответствующим образом бесполезной тыловой служки, но Кину одолевает волнение, более того - непростительная, на её взгляд, даже позорная робость; тревогу не разбавляет и смутно различаемое у самой кромки восприятие ожидание напастей. Неритмичный галоп последних месяцев выжал из неё немало сил и моральных, и физических, а постоянное не желающее спадать и прерывающееся то тут, то там проскакивающими вспышками насилия напряжение умалило внутренние резервы - стресс, возможно, до критической отметки ещё не дорос, однако заложены все к тому тенденции. Юная фемина насилу заставляет себя оборвать беспокойство, но дисфория надёжно вцепилась в свежую жертву и не спешит бросать полюбившуюся игрушку; Бойард начинает злиться. Такой, с брюзгливо поджатыми губами, отчётливой резкостью движений и меж бровей начертанной вертикальной морщинкой, она к вящей досаде и является Гермионе.
Кине не требуется много времени, чтобы узнать волей Министерства приобретённую спутницу; всякий прессу читающий да запомнит характерные черты основных персонажей многотиражек. Пёстрой аквариумной рыбкой проплывает осознание того, что на встречу со светилом подобной величины приходить следует в ореоле почтительности с напомаженной улыбкой наперевес, а вовсе не мрачно-сосредоточенной, словно старик-инквизитор накануне сожжения еретиков. Женщина спешно совершает ряд необходимых эволюций, долженствующих придать ей относительно дружелюбный вид, но приветливость её выходит пресной, энтузиазм и вовсе сведён к нулю и твёрдой походкой следует по пятам неотвязное раздражение.
«Чудесный фундамент для будущего сотрудничества, дорогая. Гидеон, когда узнает, будет в полном восторге».
- Доброе утро, миссис Уизли, - Бойард начинает говорить слишком рано, издалека, не выдерживая паузы, и ей приходится несколько повысить голос; звучит сумбурно, неразмеренно, недовольство собой ощущается едва ли не физически. Кина ловит дурное настроение за хвост, выставляет его за дверь, подходит ближе, до поры до времени не прерывая напоенную лесным акустическим шумом тишину, затем называет себя. - Прошу прощения за опоздание, надеюсь, вам не пришлось долго ждать?
Оставив за ненадобностью убойную дробь дежурных вопросов - «А как добрались? А как вам погода?» - протягивает из Министерства полученную депешу: пусть отыграет роль не то удостоверения личности, не то рекомендательного письма, прежде чем окончательно покинуть сцену. Бойард в определённой мере сконфужена своим неудачным появлением и потому предпочитает лишний раз промолчать; есть, тем не менее, один момент, прояснить который ей жизненно необходимо - иначе коршуном налетит и вопьётся в шею неотступное беспокойство, развеется по ветру её обычная наблюдательность, сойдёт на нет концентрация, а тогда жди беды. Пусть же конкретика убьёт размытую неопределённость и расставит все точки над i.
- Надеюсь, за последние несколько дней не было новых... происшествий?
Кина нарочно прибегает к эвфемизмам, чтобы ослабить змеиную хватку тревог.
На задворках обжитого людьми края им предстоит собрать какой-никакой, а тандем, чтобы иметь надежду завершить дело и минимизировать риски; совместная работа и усилий требует удвоенных, а отмахнуться банальным несовпадением характеров в условиях удалённости от сторонней поддержки едва ли удастся; наша героиня держит в уме сии специфичные особенности истории, в которую так охотно втянулась, и, понимая собственное, в общем-то, подчинённое положение, с готовностью предоставляет старшей по званию право первого шага. При ином раскладе Бойард могла бы и заартачиться, однако Гермиона - общепризнанная легенда, имя её овеяно славой, а ею свершённое разошлось по школьным учебникам; коллективом присвоенное реноме оборачивается глубоким убеждением в непоколебимой честности, до святости не дотягивающей лишь самую малость, а потому Кина ничего зазорного не видит в том, чтобы посодействовать по мере возможностей.
И чтобы выслужиться. Разумеется, чтобы выслужиться.

Отредактировано Keena Boyard (Сб, 27 Фев 2016 22:51:36)

+3

3

(время — пожирающая себя змея, а от смены мест слагаемых сумма остается неизменной - такие дела)
          Одиозные  человечки-мысли топчут ранимое тело мозга, и Гермиона буквально чувствует их крошечные ножки (с большой вероятностью, в ботинках на острых каблучках), когда их несоизмеримое полчище перескакивает с одной извилины на другую — хмурое, почти болезненное, состояние волшебницы способствует разыгравшемуся воображению.  Уизли впивается пальцами в виски с неумеренным рвением, не теряя надежды докопаться до мельтешащих армий внутри собственной головы. Пульсирующей болью отзывается на подобные насильственные манипуляции прибежище взволнованных мыслей, только и всего. Мысли пользуются беспомощностью хозяйки и правят собственный бал. Как итог — Гермиона растерянна.
          Время показывает, что они оказываются плохими пастухами, а паства их совершает ошибки, пусть завуалированные переменами к лучшему, благими намерениями и прочей атрибутикой «новой жизни», но зеркально пересекающиеся с прошлым. Несмотря на ощутимые сдвиги в мировоззрении общества, история повторяется — с другими именами и методами, с иными правилами. На каком-то этапе что-то идет не так — и мысли о мирном существовании откладываются на другую жизнь. Казалось бы, они должны быть готовы к этому, но так ли это? Гермиона судит по себе и собственным ощущениям — будучи детьми, они вряд ли осознавали всю серьезность ставок, потому играли более безрассудно и стремительно, у них была цель, и они к ней шли. Сейчас же опыт, что должен бы помогать, только мешает — при более детальном взгляде на проблему, возникает слишком много целей. Если быть честной, понимание того, что в этот раз она может потерять гораздо больше, нежели собственную жизнь, приводит в ужас. А страх есть ключ к ненависти, что толкает на необдуманные и импульсивные действия.
          Но Гермиона держит себя в руках, по-крайней мере, на работе так точно.
          Вволю наигравшись с упадническими настроениями, Уизли возвращается на «землю» - ей удается урезонить расшалившиеся чувства, получается твердой рукой вытряхнуть особо хаотичные мысли, освобождая место для стройных рядов умозаключений. Чистая голова ей сегодня жизненно необходима (впрочем, как и всегда). Удачно захлопывая внутри себя определенные двери, отсекая тем самым докучавшее чувство растерянности и усилившиеся плохие предчувствия, она перестает оглядываться назад — настоящее требует неусыпного ее внимания. Волшебница чувствует, как головная боль глохнет, отходит на задний план, и этого достаточно, чтобы вернуться к тому, от чего она была оторвана внезапной меланхолией.
          С определенным сомнением Гермиона смотрит на постепенно, но неумолимо растущую стопку документов на краю ее рабочего стола. Некоторая часть оседает в руках Кэтлин и остальных сотрудников Сектора, но отдельные папки все же достигают столешницы заместителя. Они перекочевывают сюда из кабинета начальницы, либо приносятся Эдной лично — с неизменным сарказмом и налетом диктатуры, но всегда с особой важностью. В девяти из десяти коричневых папок, что оседают в кабинете Уизли, присутствуют жертвы, а последняя, в большинстве своем, пестрит важной фамилией. Такие дела раздражают Гермиону, в них чаще ввязывается политика, нежели здравый смысл или справедливость, может поэтому они сопровождаются наиболее ядовитой усмешкой Дориан — ведь знает, что такая дипломатия нередко соседствует с «договоренностями», что порой идут врознь с принципами заместителя. Гермиона, на самом деле, учится быть гибкой, но не всегда это срабатывает (если быть точным — почти никогда).
          Вероятно поэтому, первое, что чувствует Гермиона, когда на ее столе оказывается папка с приоритетным заданием, это недовольство. Но сейчас, достаточно поразмыслив над предложенной «костью» и разложив задание по полочкам, женщина искренне радуется, что вовремя сдерживает себя в разговоре с начальницей. Недовольство отступает на второй план из-за имени.
          Имени ее сопровождающей.
          Министерство Гермиона покидает в мрачном, но решительном настроении. Несмотря на моральный аспект (а подозревать своих есть дело гиблое), она намеревается тянуть образовавшуюся ниточку до конца.

          Заглушив двигатель, Гермиона еще несколько минут остается в кабине автомобиля. Столь непривычный для волшебников способ передвижения становится со временем не просто блажью, но необходимостью для Уизли — метла являет собой весьма сомнительный агрегат в понимании женщины, а трансгрессия в местах, которые по обыкновению подвергаются инспекционным рейдам, и вовсе опасна. Преднамеренно прибыв на место вызова много ранее запланированного времени, Гермиона оставшийся путь проделывает пешком — в удобном черном костюме она весьма схожа с детективами-магглами, разве что последние на имеют волшебную палочку, удобно примостившуюся в ножнах на поясе. Этого времени хватает, чтобы обдумать происходящее еще раз — к слову, сомнений становится никак не меньше.
          Три года назад старательно выстраиваемый образ возрождающейся Магической Англии начинает рушиться. Точечные удары — таинственные похищения — выбивают почву из-под ног общества, и многие шишки летят в сторону правоохранительных органов. На деле, похищения оказываются лишь затравкой, основное же действие, видимо, развивается лишь сейчас — Министерство, особенно Отдел Магического Правопорядка, исступленно обороняется, но лишь несколько месяцев назад расследование перестает быть похожим на гонку за собственным хвостом — появляются зацепки, появляются свидетели и информаторы. Взаимодействие между отделами улучшается, но, по факту, тупики возникают чаще, чем того позволяют обстоятельства. Февральский беспорядок и последовавшее за ним весеннее «обострение» - лишние доказательства того, что в этот раз враг обладает рядом преимуществ, к которым Министерство оказывается неготовым. И основное преимущество его — анонимность.
          Именно поэтому всплывшее на допросах имя Гидеона Пирси кажется удачной зацепкой, а совместная операция с его бывшей подопечной (читай — потенциальной соучастницей) видится неплохой возможностью продвинуться в явно застопорившимся расследовании.  Видит мерлин, Гермиона хочет, чтобы эта версия не выстрелила — думать о том, что «Порок» настолько глубоко проник в правительственную структуру, страшно.
          Она поднимает в приветствии свободную руку, наблюдая за приближением женщины, в уме сопоставляя факты, вычитанные из личного дела волшебницы, с увиденным, с приятным удивлением отмечая резонанс между миловидной внешностью и впечатляющим послужным списком — не привыкшая судить человека по внешности, Гермиона рада, что и здесь принятые шаблоны терпят крах.
          - Доброе утро, - она принимает из рук волшебницы письмо, легко покидая нагретое место, роль которого исполнял, до поры до времени, покосившийся пенек. - Насчет опоздания беспокоиться не стоит, оно не критично. - проглядывая формальности ради содержимое депеши, добавляет, - И прошу, просто Гермиона.
          Возвращает письмо Бойард, попутно доставая из внутреннего кармана пиджака собственное удостоверение и сопроводительные разрешения, скорее для протокола протягивает напарнице, чем для ознакомления — ничего нового в бумагах нет. Осознанно или нет, но она игнорирует последний вопрос Кины, откладывая его на потом.
          - Около трех часов назад в этом районе была зафиксирована вспышка темной магии, достаточно сильная, чтобы наш сектор обратил на нее внимание. В силу географического расположения источника, доступ на территорию, - Гермиона недовольно пожимает плечами, оборачиваясь в сторону возвышающегося впереди строения, - Так скажем, был под вопросом. Поместье принадлежит семейству Лестрейндж, - губы невольно кривятся, а по телу пробегает дрожь. - Но нам удалось добиться разрешения.
          По мере того, как выбрасываемые наружу слово нарушают густую тишину, коконом обволакивающую близлежащую местность, она приближается к поместью, позволяя себе опережать Бойард на несколько шагов. Преодолев заросшую травой дорожку, ступает под крону деревьев, растущих заслоном с южной стороны мрачного здания, когда-то блестевшего могуществом своих хозяев. Не встретив сопротивления Гермиона, тем не менее, достает палочку. Вероятность того, что нарушители все еще здесь, очень мала, но кто знает, какие тайны хранит в себе эта громадина. Пустив простейший поисковый импульс и убедившись, что территория пуста (хотя достоверность примененного заклинания желает лучшего), Гермиона позволяет себе вернуться к вопросу Бойард.
          - Все зависит от периода, на который распространяется ваша осведомленность. Были в рабочей командировке?

+1


Вы здесь » the daily prophet: obituary notice » opal necklace » interzone - будущее


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC